Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
4 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Робин сдобин александр губарев

Как воронежский бизнесмен построил сеть фастфуда с оборотом 1,7 млрд рублей

«Красивое место, я тут забавляюсь и отдыхаю, но сил больше трачу на уличные точки», — объясняет воронежский предприниматель Александр Губарев, пробуя кофе в собственной кондитерской «Моне». Еще у него есть «Рокабу», «Гренка» и «ОстроWok», но все эти заведения бизнесмен называет верхушкой айсберга. В прошлом году оборот принадлежащей Губареву группы компаний «Робин Сдобин» составил 1,7 млрд рублей. Более 60% выручки принесла одноименная сеть уличных павильонов и киосков фастфуда. «Робин Сдобин» — это смесь идей, которые владелец почерпнул в США, Москве и Санкт-Петербурге. В результате получился крупнейший в Воронеже общепит — 177 точек.

Стартовый капитал Губарев заработал в первой половине 1990-х на одежде и детских игрушках. Его поставщики из Объединенных Арабских Эмиратов торговали еще и бытовой техникой. Доход с таких товаров был больше, и Губарев с партнерами переключился на стиральные машины, холодильники и микроволновки вместе со столовой посудой. Они выкупили несколько помещений под магазины, сделали сайт и стали торговать техникой под розничным брендом «Альбинос». В кризис 1998 года выручка «Альбиноса» упала в четыре раза, но закрывать компанию Губарев не стал.

«Через год мы встали на ноги, но с рентабельностью всего 5–7%», — рассказывает он. К тому моменту в Воронеже открылся первый магазин федеральной сети — «Эльдорадо». Понимая, что за ним появятся другие, а конкурировать с федеральными ритейлерами непросто, Александр задумался, куда бы вложить деньги. Стал присматриваться к рынку общепита, хотел купить франшизу Baskin Robbins, но не успел. Его жена услышала объявление по радио — американский Центр гражданских инициатив (CCI) набирает группы молодых предпринимателей из России, чтобы показать, как устроен бизнес в Соединенных Штатах.

Губарев на следующий же день отправил заявку. За месяц пребывания за океаном он познакомился с бизнес-моделями 20 ведущих американских сетей фастфуда.

Вернувшись в Воронеж, предприниматель решил создать собственную сеть: «Я понял, что те вещи, которые увидел в Америке, рано или поздно будут в России».

Первым делом он довел до конца сделку по покупке помещения бывшего кафе, к которому присматривался еще в начале 1998 года. Собственникам срочно требовались наличные, поэтому помещение, до кризиса стоившее $400 000, досталось Губареву за $60 000.

На закупку оборудования начинающий ресторатор потратил $15 000, причем треть суммы он получил от посетившего Воронеж американского благотворителя Артура Шульца. Американец предоставлял региональным предпринимателям деньги на развитие бизнеса при условии, что долг они оплатят поставками собственной продукции детским домам. Выбирая пекарную и другую кухонную технику, основатель «Робина Сдобина» познакомился с Александром Мазуркевичем из московской компании «Перфекс», специализировавшейся на поставках оборудования кафе и ресторанам. Мазуркевич согласился на первых порах консультировать Губарева. В частности, посоветовал обратить внимание на меню столичной сети «Русское бистро» — пироги.

«Русское бистро» я частично и скопировал, — признает предприниматель. — В Москве эта модель из-за проблем с воплощением долго не просуществовала. А я ее усилил, сделал микс по товарной матрице».

Посетив Санкт-Петербург, Губарев обошел ряд местных заведений. Обед в салат-баре «Грин Крест» навел его на мысль добавить к пирогам-слойкам разнообразные салаты. Отметил он также спрос на фирменные десерты. Из американского Губарев включил в меню несколько вариантов бургеров и сэндвичей. В конце 2000 года он открыл кафе под вывеской «Робин Бобин». Но зарегистрировать розничный бренд не смог — оказалось, в Челябинске есть компания, владеющая такой торговой маркой. Тогда Губарев заменил одну букву — получилось название с намеком на содержание.

Как вспоминает Максим Бобров, генеральный управляющий компании Restorator projects, в начале 2000-х Воронеж «был вообще не ресторанным». Первые кофейни под названием «Дубль Два» и Dolce Vita помимо выпечки и соответствующих напитков предлагали еще и горячие блюда. Губарев сделал ставку на посетителей с достатком чуть ниже среднего. Но первые месяцы работы ему пришлось перекачивать деньги из стабильно работающего магазинного бизнеса в развивающееся кафе (восемь магазинов «Альбинос» приносили ему около 3 млн рублей в месяц).

«На технике я деньги зарабатывал, а здесь я их проедал», — вспоминает предприниматель. Чтобы максимально загрузить дорогостоящее оборудование, Губарев решил расширять сбыт, открывая уличные точки-киоски.

Воспользовавшись знакомствами в администрации города (в начале 1990-х он работал в воронежском пенсионном фонде), бизнесмен предложил чиновникам сделку: он обустраивает за свой счет несколько детских площадок, а взамен получает места под сеть киосков.

В администрации ответили: сначала площадки, потом места.

За детскую площадку на Никитинской улице в центре Воронежа владелец «Робина Сдобина» в 2001 году получил места для пяти киосков — как он говорит, под честное слово главы управы центрального района города, что киоски потом не будут снесены. Уличную сеть (киоски и павильоны) предприниматель стал развивать под маркой «Робин Сдобин», а кафе со схожим и более широким меню — под маркой «Рокабу». К 2004 году Губарев приобрел право аренды и установил 32 киоска общественного питания, потратив на детские площадки около $30 000. При месячной выручке 16 млн рублей сеть в том же году вышла на самоокупаемость.

Параллельно предприниматель организовывал для «Робина Сдобина» отдельное производство полуфабрикатов, кулинарии и пр. За 40 млн рублей он выкупил заброшенный завод по производству шприцев в Воронеже, еще столько же вложил в переоборудование. Производство сегодня занимает 5000 кв. м и выпускает 5 млн изделий в месяц — слойки, пирожки, торты, салаты, бутерброды, охлажденные первые и вторые блюда. Причем 35–40% продукции завода Губарев продает сторонним кафе и ресторанам.

Читать еще:  Название стаканов в баре

На самом старте у «Робина Сдобина» появился конкурент — сеть киосков «Русский аппетит», первый из которых открылся в июне 2000 года (начинали с курицы гриль, потом добавили в меню горячие бутерброды, салаты, кондитерские изделия). «В Воронеже мы занимаем более 50% рынка фастфуда, наши ближайшие конкуренты — 42%, остальные игроки, в том числе и несетевые, — менее 2%», — уверяет председатель совета директоров группы компаний «Русский аппетит» Андрей Прытыкин. В Воронеже у него более 130 киосков, еще около 70 точек в других городах региона, но их оборот, как и выручку всей группы (сеть кафе «Вермишель», пабы «Гвозди», сеть быстрого обслуживания «Буфет»), Прытыкин не раскрывает.

Оценки долей — цифры условные, однако можно сказать, что компании Губарева и Прытыкина вместе контролируют примерно 80% рынка общественного питания в Воронеже. «При выходе на этот рынок мы в первую очередь учитывали позиции «Робина Сдобина» и «Русского аппетита», — говорит директор по развитию сети «Стардог!s» Андрей Занин (более 30 франчайзинговых точек в Воронеже).

Соперничая с «Русским аппетитом», Губарев вкладывался в расширение своей сети на пределе возможностей — в 2010 году, например, открыл 30 киосков «Робин Сдобин». Действовал он по старой схеме: договоренности с мэрией по аренде мест в обмен на социальные инвестиции. В пресс-службе администрации Воронежа комментировать сотрудничество с «Робином Сдобином» отказались, сославшись на то, что не могут «отдавать предпочтение тому или иному игроку рынка» (вероятно, имея в виду компанию «Русский аппетит»; можно добавить, что ее основатель — активист регионального политсовета «Единой России»).

В 2011 году оборот «Робина Сдобина» превысил 80 млн рублей, что позволило Губареву в дальнейшем арендовать места на коммерческих условиях. Бренд стал узнаваем, и вкладываться в рекламу не приходилось — к каждому новому киоску выстраивалась очередь. В открытие точки — киоска или павильона — с проходимостью 300–400 человек в день предприниматель вкладывает от 700 000 до 1 млн рублей, тогда как на старте тратил в среднем 550 000 рублей. Но и средний чек в «Робине Сдобине» сейчас втрое выше — 68 рублей.

Сеть «Альбинос» еще существует, но представлена всего двумя магазинами, продающими посуду и кухонные принадлежности. Для Губарева они не обуза — какой-никакой, но доход (2,5 млн рублей выручки в месяц). А размах основного дела уже начинает его смущать.

«Я хотел бы построить такой бизнес, который был бы не так зависим от жизненных сил владельца», — мечтает предприниматель.

Пока он во все вникает сам. Когда захотел сделать проект премиального сегмента, похожий на европейские кофейни-кондитерские, то просмотрел и отверг несколько вариантов, а потом съездил на выставку в Париж, где нашел немцев-консультантов — они написали концепцию «Моне» и разработали дизайн интерьера. Но меню для новой сети Александр придумывал самостоятельно.

За год он открыл три «Моне» и теперь думает заняться так называемой здоровой едой. «У людей есть деньги, они стали заботиться о своем питании, хотят знать, что едят. Нужно им оказать эту услугу, — рассуждает предприниматель. — Не будешь действовать согласно рынку — вымрешь».

Владелец «Робина Сдобина» вступил в конфронтацию с мэрией Воронежа

В Воронеже разгорелся конфликт между владельцем сети фастфуда «Робин Сдобин» Александром Губаревым и местными властями из-за участка в 250 кв. м в центре города на улице Кольцовской, где находятся принадлежащие ему два павильона. Чиновники передают землю для благоустройства ассоциации «Галерея Чижова», возводящей рядом многофункциональный комплекс. Бизнесмен намерен не допустить демонтажа объектов, хотя, как и положено, был уведомлен о необходимости их сноса за полгода. В мэрии ему предлагают перестать думать о собственной прибыли и не «баламутить город».

Александр Губарев вчера заявил „Ъ“, что не намерен «без боя» отдавать торговые точки на Кольцовской, так как в противном случае его бизнес «свернется, как карточный домик». Он рассказал, что 14 августа пять павильонов, два из которых принадлежат бизнесмену, должны быть демонтированы согласно постановлению местных властей. Освободившийся участок площадью порядка 250 кв. м, по его словам, «предписано облагородить» ассоциации «Галерея Чижова», возводящей рядом многофункциональный комплекс, включающий, в частности, торговый центр общей площадью 80 тыс. кв. м и офисы на 14 тыс. кв. м. Как пояснили в самой ассоциации, согласно генплану благоустройства улицы, утвержденному градостроительным советом города, требуется установить фонари и два сооружения для остановки общественного транспорта.

Как подчеркнул Александр Губарев, больше всего его возмущает то, что участок «Чижову (Сергей Чижов, основной владелец ассоциации „Галерея Чижова“, депутат Госдумы. – „Ъ“) навязывается». «Я сам готов привести землю в желаемый властями вид. Уверен, что 1 млн рублей вполне достаточно. Если же чиновникам внешне не нравится мое кафе, могу предложить новые эскизы. Только чем мои предложения хуже чижовских? Тем, что я не депутат?» – заявил бизнесмен. Он добавил, что, согласно проекту комплексной реконструкции центральных улиц, 60 из 100 киосков сети «Робин Сдобин» должны быть закрыты либо перенесены в места, где не планируется реконструкция. В таком случае, по словам Александра Губарева, его предприятию, скорее всего, грозит банкротство. Он добавил, что готов вложить в благоустройство города порядка 5 млн рублей собственных средств.

ЗАО «Робин Сдобин» существует с 2000 года. Включает 100 точек фастфуда, пять кафе «Рокабу», завод по выпуску продуктов питания в Воронеже. Более чем в 20 регионах имеет франчайзи. Оборот за 2007 год – 300 млн рублей.

Между тем, как вчера напомнила Мария Чижова, руководитель пресс-центра «Галереи Чижова», в начале 2009 года администрацией Воронежа было подписано постановление о сносе некоторого количества временных сооружений в ходе благоустройства городской территории, в том числе на Кольцовской. «По нашей информации, работы проводятся силами мэрии как исполнение ее же решения, – подчеркнула госпожа Чижова. – А за полгода, как и положено по закону, владельцы сооружений были обо всем уведомлены».

Читать еще:  Гастрономический бар это

«Что такого страшного произойдет для бизнеса Губарева, если он уберет один киоск с Кольцовской? Я сто раз заявлял, что пора прекратить думать только о себе и наконец-то начать действовать в интересах горожан. А у нас некоторые коммерсанты за 10 тыс. рублей прибыли готовы удушиться и перебаламутить весь город», – заявил вице-мэр Воронежа по градостроительству Юрий Гайдай. По словам чиновника, он не понимает, на что рассчитывает бизнесмен, если решение о благоустройстве центра города было принято давно. «Представьте, стоит современный комплекс – и рядом ларек „Робин Сдобин“. Я не защищаю Чижова, но у него реальный крупный объект, и он сможет надлежащим образом благоустроить вокруг него территорию. А Губареву я предлагаю перенести киоск поближе к администрации города. Там хорошая проходимость», – резюмировал Юрий Гайдай.

Сам Александр Губарев готов идти на компромисс с властями, тем не менее для охраны павильонов нанял ЧОП «БМ-Холдинг», который возглавляет бывший начальник воронежского ГУВД Александр Дементьев. «Я хожу по кругу, как загнанный зверь, стучусь в разные двери. Но к нам относятся, как к мелким ларечникам, – посетовал бизнесмен. – А сейчас к тому же сложилось какое-то роковое стечение обстоятельств. В отпусках и главный архитектор Воронежа, и мэр Сергей Колиух. Решить любой попросту вопрос не с кем». Господин Губарев особо подчеркнул, что в случае демонтажа двух павильонов обратится в суд за компенсацией порчи имущества.

Воронежский фастфуд приговорили к истреблению

Начался снос павильонов известных сетей общепита

07.04.2016 в 14:37, просмотров: 3092

Вот и отпели донские соловьи сетям фастфуда «Робин-Сдобин» и «Русский аппетит», кормившим массы воронежских студентов и работяг, для которых кафе-рестораны – это дорого и некогда. С приходом в Воронежскую область крупных капиталов местный бизнес был обречен пойти им на корм.

Процесс истребления более мелких конкурентов (хотя многие из уничтоженных компаний мелкими можно назвать с большим натягом) в нашей области идет уже не первый год. Первым делом сменились собственники «Павловскгранита» и россошанских «Минудобрений», атакован «Рудгормаш», началось «наведение порядка» и отъем собственности у местной «мафиозной группировки в мэрии»; неизбежен был передел рынка рекламы, транспортных перевозок, продовольственных и вещевых рынков, а мелкие лавочки истребляли в угоду крупным сетевикам и торговым центрам. Все идет по одной колее, теперь пришел черед сетям фастфуда.

В черном списке

Когда в Воронеже сносили «малые» киоски и павильоны, «Робин-Сдобин» и «Русский аппетит» могли надеяться, что до них дело не дойдет. Ан нет – дошло. И тут надо вспомнить, что ровно семь лет назад, в первую волну кризиса, мэрия тоже заявляла о поддержке малого бизнеса и одновременно готовила снос нестационарных торговых объектов (НТО). «РА» тоже попал в «черный список» и в марте 2009-го сообщал в СМИ, что он законопослушный и не против сноса киосков, ларьков, палаток, мини-рынков и павильонов, которые зачастую «нарушают права потребителей, реализуя некачественную продукцию». То есть, снос конкурентов «Аппетиту» был вполне по душе. Он явно ставил себя выше «мелких» и объяснял: компания, мол, работает давно, создает новые рабочие места, имеет массу наград и благодарностей от органов власти, а чиновники готовы оставить без работы около трех тысяч человек, а с семьями – так и в два-три раза больше.

Пришла вторая волна; награды и благодарности властей сетям фастфуда оказались филькиными. Теперь мэрия объявила 63 киоска (25 «Русского аппетита» » и 38 «Робина- Сдобина») незаконными – все их до конца года надо снести вместе с полутысячей других НТО. Уже демонтировали киоск-карету «Робина-Сдобина» у театра кукол «Шут» и у главного корпуса ВГУ, установленных якобы незаконно. Тут, конечно, возникает к мэрии большой вопрос: почему на незаконные заведения в самом центре города до сих пор закрывали глаза? И как это вообще возможно – поставить киоск без документов на видном месте, чуть ли не под окнами мэрии? Во внезапное прозрение горадминистрации верится мало. А нехорошие прецеденты обычного передела были: у Молодежного рынка павильоны снесли под предлогом наведения порядка, но торжество градостроительной законности и целесообразности длилось недолго – вскоре понаставили новые.

Владельцы сетей быстрого питания Александр Губарев («Р-С» – 150 киосков) и Андрей Прытыкин («РА» – 200 киосков) бросились к областному уполномоченному по правам предпринимателей Юрию Гончарову – защити, мол, отец родной!. Не будем говорить о качестве этого питания, но куда толкают мэрия и Дума несметное количество их потребителей? Да еще в самый разгар кризиса, когда все ужимаются в расходах и экономят, как никогда. Как бы то ни было, огромное количество воронежцев власти лишают выбора – «для вашей же, дураков, пользы».

Читать еще:  Ресторан бар с живой музыкой

Еще в апреле 2012-го городская Дума приняла местный закон о запрете киосков фастфуда на 70 улицах Воронежа, разрешив торговать там цветами, мороженым, газетами и изготовлением ключей. До сих пор фастфуд не сносили, но этим летом собрались принять на пять лет схему размещения в Воронеже НТО, и в ней общепиту места нет. Пусть, мол, студенты, работяги и мерчендайзеры с менеджерами кормятся в кафе и ресторанах, которые сегодня пустеют, а также в федеральных сетях Burger King, KFC, Subway, Stardogs, McDonald’s и Sbarro; они умные, осели в торговых центрах.

Губарев и Прытыкин в письме Гончарову ссылаются на руководство России, которое регулярно клянется в любви к малому и среднему бизнесу, и просят инициировать приведение местных законов в соответствие с этими клятвами. А именно: отменить решение гордумы 2012 года и принять новое, разрешив фастфуды, а также увеличить максимальную площадь НТО до 30 кв. м.

Чиновники как бы и готовы «войти в положение» местных бизнесменов, но пока не знают, как это удобней и выгодней сделать. Предстоящий снос уже наделал шума, в стране что ни день, больших начальников арестовывают, и тут надо быть поосторожней.

Вице-мэр Антиликаторов ответил фастфуду письмом, что мэрия уже ходила навстречу «РА» в 2013 году, предложив ему 86 свободных мест под 9 НТО, а тот заинтересовался лишь одним, а сам с тех пор увеличил число своих незаконных объектов с 7 до 25. Что мэрия Воронежа тоже любит малый и средний бизнес, но только законный. В просьбе «Робина-Сдобина» перенести демонтаж его объектов на декабрь Антиликаторов тоже отказал. И вообще, таких киосков на центральных улицах не осталось почти нигде в стране.

Апофеоз российского капитализма: чиновная прослойка, много лет кормившаяся от торговых точек Воронежа, в разгар тяжелого кризиса занялась уничтожением материальных ценностей, созданных их же кормильцами.

Значит, вместо хлеба будем есть пирожные, как советовала еще Мария-Антуанетта.

«Робин Сдобин» отказался от экспансии в регионы

По мнению участников рынка, в торговой сети признали, что просто не готовы к экспансии за пределы Воронежа.

Владелец и гендиректор ЗАО «Робин Сдобин» Александр Губарев вчера сообщил, что компания свернула инвестпроект в Саратове. Напомним, что в 2006 году сеть объявила о намерении построить в городе до семи кафе и запустить собственное производство продуктов питания. Эксперты оценивали объем вложений в $150 тыс. «На сегодня наше развитие в Саратове остановилось на стадии оформления пяти участков под рестораны. С тех пор как мы захотели зайти в город, там сменилось уже три сити-менеджера. Такая ситуация затормозила оформление документов на землю», — пояснил господин Губарев, добавив, что в результате «Робин Сдобин» «заморозил» экспансию в город.

Кроме того, сеть приостановила развитие в Липецке, куда зашла около трех лет назад, открыв восемь уличных тонаров и одну точку в торговом центре «Ноябрьский». «Управление липецкими киосками передано местной сети «Ложка», для которой мы, в свою очередь, стали оптовым поставщиком продуктов питания», — пояснил Александр Губарев. По его словам, ЗАО «Робин Сдобин» «осознанно умерило пыл» в отношении других регионов. «В ближайшие годы мы намерены целиком сосредоточиться на развитии в столице Черноземья», — уточнил господин Губарев. В Воронеже «Робин Сдобин» планирует за пять лет построить свыше 30 кондитерских-булочных, столовых формата «фри-фло» и кафе-бистро. Общий объем вложений — 400 млн рублей.

Ъ ЗАО «Робин Сдобин» существует с 2000 года. Включает 80 точек фаст-фуда, шесть кафе «Рокабу», завод по выпуску продуктов питания. Более чем в 20 регионах имеет франчайзинговых партнеров. Оборот за 2007 год — около 300 млн рублей.

Владелец липецкой сети быстрого питания «Ложка» (четыре кафе, 14 тонаров, четыре торговых павильона) Игорь Морозов отметил, что в уличном формате фаст-фуда в городе «по сути работает лишь три серьезных игрока — мы, «Робин Сдобин» и с большой натяжкой «Золотой чебурек»». «Теперь наши киоски и тонары воронежской сети станут работать в одной команде, что укрепляет позиции «Ложки» на рынке», — заметил он.

Между тем руководитель липецкой группы кафе и ресторанов «Янтарь» Андрей Плотников заявил, что уличный формат фаст-фуда — «хлопотный бизнес, поскольку власти не хотят видеть на магистралях города киоски». По его мнению, одна из причин того, что «Робин Сдобин» отказался от самостоятельного развития в Липецке, — высокая насыщенность местного рынка. «Недавно, например, не выдержав конкуренции, у нас закрылся ресторан немецкой сети GrillMaster», — констатировал Андрей Плотников. А вот представитель саратовской сети кондитерских «Наполеон» Елена Радионова считает, что «Робин Сдобин» зря отказался от экспансии в город: «Сейчас самое время открывать рестораны. Саратов активно развивается, в новых микрорайонах не хватает заведений общепита. Но позже ниша может быть занята уже кем-то другим».

По мнению Вадима Греймина, главы ассоциации «Русский аппетит» (контролирует 55% воронежского рынка фаст-фуда), «Робин Сдобин» просто понял, что «не готов к экспансии». «Мы, кстати, по той же причине не спешим с выходом в соседние регионы», — отметил господин Греймин. По его мнению, «Робин Сдобин» решил пойти по пути «Русского аппетита», запуская новые форматы внутри одного конкретного города.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector