Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кафе третье место

​Рецензия на книгу Рэя Ольденбурга «Третье место»

Книга Рэя Ольденбурга «Третье место» — классическая книга о социальных функциях общественных пространств. Только в ней нет ни слова о площадях и парках. О чем же она? Отрывок из нее можно прочесть здесь, а пока — редакция журнала «Стрелки» публикует рецензию Станислава Львовского.

Лас-Вегас / фото: Patrick Rasenberg / Flickr.com

Книга эта несомненно порождена вполне конкретными историческими обстоятельствами: конец восьмидесятых – начало девяностых в целом отмечены растущим скептицизмом в отношении американской субурбии (американских пригородов), – и именно с критики её как среды, лишённой «третьих мест» Ольденбург и начинает свою книгу.

Подходы Ольденбурга отличаются от тех, что были приняты в то время (смотрите, например, даже довольно прогрессивный для конца восьмидесятых сборник Suburbia Re-Examined, вышедший в том же году, что и «Третье место»), — его интересуют не столько экологические и экономические проблемы вроде неконтролируемого расползания (sprawl) пригородов, сколько социальные и даже антропологические последствия состоявшегося в послевоенные десятилетия переселения американцев в субурбию. Он упоминает потерю взаимного доверия и снижение способности к солидарным действиям; исчезновение публичных персонажей, то есть людей, «которые знают всех в округе и заботятся о своём районе»; рост отчуждения между поколениями и отдельными людьми и, наконец, даже потерю способности радоваться жизни.

Однако, если бы речь шла о критике — пусть даже и сколь угодно обстоятельной — соответствующего способа организации жизни, «Третье место» представляло бы собой весьма ограниченный интерес не только для русского, но и для европейского читателя: субурбия всё-таки представляет собой явление, наиболее распространённое в США, Канаде и других англосаксонских странах. Однако Ольденбург стремится аргументированно доказать читателю, что общественные пространства жизненно необходимы для того, чтобы общество было не просто здоровым, но и счастливым. Поэтому изрядную часть книги он посвящает истории предмета, а также довольно подробному анализу различий и сходств соответствующих пространственных/социальных практик в разных странах, обращаясь при этом и к собственно американскому опыту, накопленному в период до «революции пригородов».

В фокусе его внимания оказывается то английский паб, то французское кафе, то американская таверна, то классическая кофейня, а то и вовсе главная улица небольшого городка на Среднем Западе. Подробно разбирая функционирование таких мест, как общественные пространства, Ольденбург попутно сообщает читателю множество занятных фактов: вроде того, например, что в середине 50-х годов в Нью-Йорке было ровно три уличных кафе, то есть по одному на миллион жителей; или что сохранению традиционного образа жизни на фоне индустриализации во Франции немало способствовала широко применявшаяся до 1964 года практика замораживания цен на аренду жилья. Фактография эта дополняется на редкость внятным, трезвым и приземлённым в хорошем смысле анализом различий в пространственных практиках и связи их с различиями климатического и собственно культурного порядка.

East Harlem and Old Willis Avenue Bridge / фото: Stephen l Harlow

Ольденбург не склонен жертвовать рациональностью в угоду политической корректности или идеологии. В частности, он весьма скептически относится к борьбе с алкоголем — как социолог (а отчасти и антрополог), он склонен полагать, что есть способы снизить количество аварий, вызванных пьяными водителями, более эффективные, нежели социальная реклама: «Вождение — это опасный, сложный и требующий внимания вид деятельности. Ночью, когда потребляется больше всего алкоголя, вождение ещё более опасно. Так зачем пьющей нации строить города с такой планировкой, при которой потребление алкоголя и вождение часто и практически неизбежно сочетаются?! „Бензин и алкоголь не смешиваются“, — гласит лозунг американской социальной рекламы. Ещё как смешиваются! Наши городские планировщики смешивают их постоянно и в больших количествах». Ольденбург вообще полагает, что города должны следовать за человеческой природой и привычками, а попытки вывернуть эту схему наизнанку, предпринимающиеся в США (и не только) на протяжении последних как минимум шестидесяти лет, ни к чему хорошему не приводят.

Фото: Thomas Hawk / Flickr.com

Нельзя не отметить, впрочем, что при всех своих положительных сторонах «Третье место» выглядит отчасти уязвимым в том смысле, что автор, кажется, несколько переоценивает способность пространственных практик формировать социальную реальность. Точнее, «революция пригородов» выглядит в его книге как нечто, являющееся порождением не общества в целом, а недальновидных планировщиков и урбанистов. Дело, по всей видимости, в том, что в момент написания Ольденбургу критика тогдашнего состояния субурбии представляется важной. Настолько, что он не считает нужным писать о том, что недорогие загородные дома сделали счастливыми не одно поколение американцев, для родителей, дедушек и бабушек которых собственный дом вдали от шумного и небезопасного города был недостижимой мечтой. Однако сегодня, когда трудно найти теоретика, сосредоточенного на положительных сторонах «революции пригородов», этот контекст — несомненно, важный для восьмидесятых — отходит так далеко на задний план, что нуждается в какой-никакой актуализации. Ещё один момент: в книге, разумеется, нет ни слова о виртуальных «третьих местах» — сетевых сообществах жителей районов, городков и даже посёлков, в каком-то смысле принявших на себя те функции, что прежде выполняли кафе, таверны и улицы.

Читать еще:  Открыть кафе в аэропорту

В обоих случаях, как мы видим, виноват вовсе не Ольденбург, чья книга не стала ни менее захватывающей, ни менее умной, ни менее полезной, чем была в 1989 году. Просто российские издатели не слишком расторопны (и часто недостаточно любопытны). Впрочем, в последнее время лакуны по части урбанистики стали заполняться поживее, в том числе благодаря новой серии «НЛО», третьей книгой которой и оказалось «Третье место».

Ольденбург Р. (2014). Третье место: кафе, кофейни, книжные магазины, бары, салоны красоты и другие места «тусовок» как фундамент сообщества / Пер. с англ. А. Широкановой. — М.: Новое литературное обозрение, 456 с. (Серия Studia Urbanica)

И ещё один — на сайте издательства.
Купить книгу можно здесь или здесь, разница в цене — значительная.

Кафе третье место

Джордж Дейн: О да, именно!

Мой интерес к приятным местам встреч, в которых собираются жители окружающих домов, к «домам вдали от дома», где чужие люди становятся близкими, почти так же стар, как я сам. Дети, мне кажется, инстинктивно подстраиваются под климат человеческих отношений вокруг них и испытывают внутреннюю радость и безмятежность – ощущение, что все хорошо, – когда окружающие их взрослые расслабляются и смеются в компании. По крайней мере, такая реакция была у меня. Возможно, именно в тот зимний вечер, когда мне шел пятый год и мой старший двоюродный брат взял меня с собой на городской каток и усадил среди веселой и воодушевленной компании в палатке для отогрева, я впервые вкусил радостей опьяняющего общественного единства. Никогда с тех пор я не терял к ним аппетита.

Последующая учеба на социологическом факультете помогла мне понять, что когда достойные граждане сообщества находят места, чтобы проводить там друг с другом целые часы без конкретной или очевидной цели, то в этом общении есть своя цель. Более того, наиболее важные задачи или функции, которые выполняют неформальные общественные места встреч, не могут выполнять никакие другие институции. Во всех великих культурах кипела неформальная общественная жизнь, и в них обязательно развивались собственные версии мест, где эта жизнь происходила.

Осознавать важность наличия неформальной общественной жизни в нашем обществе – значит проявлять заботу о его будущем. Сейчас (и это продолжается уже какое-то время) направление городского роста и развития в Соединенных Штатах враждебно по отношению к неформальной общественной жизни; сегодня нам не удается создать достаточное количество подходящих мест для встреч, которые необходимы для неформальной общественной жизни. Соответственно, наша низовая демократия слабее, чем в прошлом, а наши индивидуальные жизни не настолько богаты. Поэтому я всегда с настойчивостью пишу или высказываюсь на эту тему.

Я начал проявлять активный профессиональный интерес к данной теме около десяти лет назад. Впервые я озвучил свою позицию на региональном съезде социологов в 1977 г. В 1980 г. мы с коллегой написали статью в популяризаторском духе, которая впоследствии была перепечатана как минимум в девяти других периодических изданиях и книгах. В 1983 г. мы опубликовали более длинную и академическую версию этой статьи в профессиональном журнале. Аудитория приняла ее благосклонно, но у нас осталось некоторое замешательство от того, что пришлось сжать все до объема, который позволял формат статьи. Прошедшие с тех пор шесть лет я бился над трактатом длиной в книгу, которого эта тема, несомненно, заслуживает. После серии неудавшихся попыток начать писать стало ясно, что я не удовлетворюсь тем, чтобы писать только для других социологов, и не желаю предъявлять читателю одно лишь описание, из которого часто состоят хорошие социологические работы.

Я хотел выступить в защиту неформальной общественной жизни и «Великих Хороших Мест»[1], жизненно важных для нее. В широкомасштабном разрушении такого рода мест в Соединенных Штатах есть какая-то настойчивость; у нас не хватает аргументов даже для того, чтобы защитить саму идею их существования. Важность неформальных мест для встреч не является глубоко укорененной в нашей молодой культуре, а граждане недостаточно подкованы для рациональной аргументации в их поддержку. Даже у тех, кто интуитивно понял бы и поддержал все, что я собираюсь здесь сказать (а таких людей немало), слишком мало в запасе аргументов. В мире, который становится все более рациональным и управляемым, должны найтись действенные слова и логическое обоснование для развития всего, что должно выжить. Могу лишь надеяться, что мои усилия поспособствуют формированию того, что впоследствии станет широким пониманием необходимости активной неформальной общественной жизни.

Читать еще:  Запрет кальянов в кафе

Я отверг позу и язык научного доклада и собираюсь в равной степени и поддерживать, и анализировать третьи места общества. Подобно судебному поверенному, я защищаю достойнейшего клиента, который может столкнуться с забвением, и буду выполнять свою задачу с использованием того языка, который смогут понять присяжные. Присяжные – выходцы из среднего класса, образованные и обладающие выбором, где и как им жить. Они способны выносить суждения относительно вопроса, здесь перед ними изложенного, и действовать согласно этим суждениям. Подобно хитрому адвокату, я постарался выстроить свое повествование и иллюстрации так, чтобы задеть струну отзывчивости в этих присяжных.

Лишь правда будет служить интересам моего клиента, и мое решение воздержаться от формы научного доклада не предполагает никакого намерения неточно и небрежно обращаться с фактами. Я предпринимал всевозможные меры, чтобы представить обсуждаемые феномены в том виде, в котором они предстают в реальном мире. Определяя ключевые характеристики неформальных общественных мест для встреч и их воздействие на человека и общество, я удостоверился, что каждый сделанный вывод соответствует моему собственному немалому опыту полевых исследований; что каждый из них был наблюдаем и описан другими и что каждый из них был представлен для критики в лекционном зале. Также было принято решение добавить шесть глав в качестве «примеров из реальной жизни» (главы 5—10), каждая из которых подтверждает основные положения, выдвинутые в первых главах. Наконец, на моей стороне было время. В первые годы моих исследований по данной теме многие факты, казалось, не соответствовали формирующемуся у меня впечатлению о третьих местах. Человеку свойственно желать отбросить неудобные факты, не доверять им или просто «забыть» о них. Однако эти факты – скрытые союзники. Они – ключ к более глубокому пониманию проблемы, которая стоит перед исследователем, но нужно время, чтобы сложить упрямые детали в мозаику. По современным стандартам научной производительности, я потратил на этот проект слишком много времени. Однако природа моего предмета исследования была такова, что это дополнительное время оказалось моим лучшим методологическим приемом.

Исследователи общества, которые захотят использовать этот труд, смогут распознать за простым языком и «судебными прениями» знакомую структуру. Первая часть книги посвящена созданию идеально-типического «места действия» неформальной общественной жизни, с которым можно соотносить конкретные примеры. Вторая часть предлагает разнообразие (реальных) культурных и исторических примеров, основанных на лучшей и, временами, единственно доступной нам информации. Эти примеры служат некоторым, и, я надеюсь, существенным, доказательством и проверкой идеального типа. Последняя часть посвящена вопросам, относящимся к неформальной общественной жизни, и хотя мои коллеги, вероятно, будут не согласны с моей точкой зрения или с тем фактом, что я позволил себе ее высказать, они вряд ли будут оспаривать важность поднятых мною вопросов.

Кафе-коворкинг «Третье место»

Адрес: СПб, ул. Марата, д. 57
Стоимость: средний чек без напитков 350 рублей.

Как добраться: кафе находится примерно на одинаковом расстоянии от станций «Владимирская/Достоевская», «Лиговский проспект» и «Звенигородская».

Время работы: с 12:00 до 21:00.

«Первое место — это дом. Второе место — офис. Третье место — это комфортное пространство для работы, общения, встреч с друзьями и коллегами. Мы создали по-настоящему третье место», — утверждают создатели нового уютного коворкинг-кафе на улице Марата. И, похоже, у них это получилось.

Коворкинг («совместно работающие», форма работы, когда фрилансеры работают не дома, а в неком общем творческом пространстве) становится день ото дня популярнее в Петербурге. Только этой весной мы писали об открытии коворкинг-центра «Зона действия» и двух коворкинг-кафе «Циферблат». И вот — еще одним коворкинг-местом больше.

Название кафе — аллюзия, отсылающая к теории third place социолога-урбаниста Рея Ольденбурга. В книге «Важное и приятное место: кофейни, книжные магазины, бары, парикмахерские и другие места встречи в сердце общества» он говорит, что «третьи места» (после дома и работы) — это заведения, где люди встречаются, знакомятся, обмениваются идеями, узнают что-то новое, одним словом, где происходит некое творческое взаимодействие. «Третье место», по Ольденбургу — место, комфортное одновременно для общения, спокойного отдыха и работы.

Интерьер кафе очень нежный и, можно даже сказать, женственный: белый, бирюзовый и розовый цвета в качестве доминирующих, яркие столы и стулья, трогательные детали: старый будильник, ретро-чемодан, рисунки на стенах. В двух небольших залах могут с комфортом разместиться 65-70 человек. Атмосфера совершенно домашняя: в ближайшем будущем гостям даже обещают выдавать тапочки!

Читать еще:  Кафе без приборов

В меню легкие и полезные блюда; часть меню — вегетарианская. По выходным здесь можно устроить поздний завтрак (с 12:00 до 15:00); позавтракать предлагают, например, сырниками (75 рублей), овсяной и рисовой кашей (75 рублей), блинчиками (75 рублей) и омлетами (90 рублей) с разнообразными начинками. На обед можно съесть куриные грудки со сливками, драники с цуккини, супчик дня, разнообразные вкусные и полезные салаты (по будням действует система «комплексных обедов»: два блюда 220 рублей, три — 250). Меню, впрочем, находится на стадии составления и ежедневно пополняется. Способов оплаты два. Пришедшие поработать платят 99 рублей в час и получают рабочее место, безлимитные кофе и чай и всяческие снэки. Те, кто хочет подкрепиться посерьезнее, 99 рублей не платят, а пользуются обычной картой меню.

Впрочем, по словам создательниц кафе, в первую очередь «Третье место» — площадка
для плодотворной работы, поиска единомышленников и новых идей, творческого общения. Здесь все время происходит что-нибудь интересное: мастер-классы, лекции, увлекательные игры. Так, на днях здесь прошел увлекательнейший мастер-класс по приготовлению домашних лимонадов — имбирного, лимонного, имбирного, мохито. 24 апреля в 18:00 здесь устроят семинар «Кинематограф — гид по стилю» при участии стилиста Елены Вертий. А в субботу 28 апреля в 19:00 в «Третье место» придут представители магазина GaGaGames и научат всех желающих играть в “Гномов-вредителей” — веселую бизнес-игру. Вход на большинство мероприятий свободный, правда, лучше записываться на официальной страничке кафе вконтакте: количество мест ограничено.

Кафе «Третье место»

Стоимость на человека: до 500

Первое место — это дом. Второе место — офис. «Третье место» — это комфортное пространство для работы, общения, встреч с друзьями и коллегами. Такую концепцию воплотили в жизнь создательницы кафе — Эльнара Петрова и Светлана Хорошева-Романович. «Третье место» создано в рамках популярного у современных деловых людей «жанра» коворкинг: в кафе можно не только сытно и вкусно поесть, пообщаться с приятелями и хорошо провести время в пространстве, раскрашенном в цикломеновый и бирюзовый цвета, но и поработать в спокойной и располагающей к трудам обстановке. Зал для коворкинга включает в себя бесплатный Wi-Fi и 12 рабочих мест. Час работы стоит 99 рублей, в цену входит кофе (чай) и выпечка; работягам предоставляется 15% скидка на остальное меню. Час работы стоит 99 рублей, в цену входит кофе (чай) и выпечка

Одна из стен зала «Третьего места» не случайно оставлена белой: здесь регулярно проходят выставки. На площадке практически каждый день можно поучаствовать в семинаре, дебатах, творческих встречах, — хозяйки кафе регулярно устраивают мероприятия на самые разные темы, основной из которых является, конечно, бизнес. Бонус за посещение кафе, — SMM-консультация от самих Эльнары Петровой и Светланы Хорошевой-Романович, которые кроме «Третьего места» работают в Коммуникационном агентстве NextMedia .

Если заниматься работой не хочется, «Третье место» славится отличной кухней по демократическим ценам и разнообразным меню, в котором нашлось место даже вегетарианским и сыроедческим позициям. Хозяйки кафе постоянно экспериментируют и радуют посетителей новинками: донатсами, горячим густым шоколадом.

Кроме того, при «Третьем месте» работает мини-отель «Супер-место»: 1 одноместный, 2 двухместных и 1 трехместный номер — в стоимость включен завтрак. Останавливаясь здесь, чувствуешь себя так, словно привез с собой уютный и обжитой дом.

«Третье место» обладает одной подкупающей особенностью: здесь к каждому входящему в двери относятся как к другу и единомышленнику, здесь всегда открыты для общения и предложений, а «спасибо» за вкусный ужин можно отправить хозяйке кафе в социальной сети сразу после еды. Один раз зайдя в кафе на улице Марата, Вы обязательно вернетесь в свое «Третье место».

Выдержки из меню

Цезарь с курицей — 210 руб.
Капрезе — 260 руб.
Крем-суп с брокколи и пармезаном — 210 руб.
Тыквенный крем-суп — 210 руб.
Драники с цукини (подаются со сметаной) — 150 руб
Свинина в сырной корочке — 360 руб.
Манты с мясом и картофелем — 280 руб.
Паста кон томатто — 250 руб.

Тальятелле с сёмгой — 290 руб.
Чизкейк — 180 руб.
Донатс — 80 руб.
Домашние вафли (наполнитель на выбор: мёд, шоколадный сироп, варенье, сгущеное молоко) — 130 руб.
Американо — 100 руб.
Капучино — 120 руб.
Домашнее какао с маршмеллоу — 140 руб.
Чайник чая с чабрецом — 120 руб.

Адрес: улица Марата, дом 57
Режим работы: 11:00 — 22:00; Завтраки 11:00 — 13:00; Бизнес-ланчи: 13:00 — 16:00
Телефон для бронирования столиков, коворкинг-мест и номеров в отеле: 8 (812) 572-16-45
Страница ВКонтакте: http://vk.com/3place

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector
×
×