Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
3 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кафе в трейлере

Кофе с колес: сколько приносит мобильная кофейня в Москве

Старый добрый фургон

Идея создать фудтрак с кофе пришла к Роману Магденко, когда он гулял с друзьями в парке. «Сначала мы обратили внимание на торговлю мороженым, но потом я понял, что теплый сезон у нас не такой уж длинный, а кофе люди пьют всегда», — рассказывает Магденко. Идею поддержали коллеги Иван Коваль и Никита Суворов, и осенью 2014 года они втроем зарегистрировали ООО «Мор-Фе».

Через сайт по продаже б/у-автомобилей начинающие бизнесмены нашли в Подмосковье заброшенный фургон GMC 1991 года выпуска и выкупили его за 250 тыс. руб. «Это классический американский микроавтобус с большим мотором, с отличным салоном. Старый добрый фургон из металла, он нам показался очень харизматичным, правильным», — вспоминает Магденко.

Чтобы переделать фургон в кофейню, потребовались серьезные вложения, но отступать было некуда. «Машина была изрядно подгнившей. Мы узнали об этом, только уже когда сняли все до металла», — вспоминает Магденко. В фургоне пришлось переварить и заменить металл, сделать тепло- и шумоизоляцию, обшить салон пищевой нержавейкой и вмонтировать конструкции под оборудование — кофемашину, холодильник, электрогенератор для автономной работы. «Делали все сами — после работы в гараж, из гаража на работу», — вспоминает Магденко. Внешне автомобиль тоже преобразился — знакомый художник разработал дизайн и покрасил машину в жизнерадостные цвета, изобразив на ней кофейные зерна.

С учетом отделки и закупки оборудования на фургон у предпринимателей ушло порядка 2 млн руб. Эти деньги Магденко и его партнеры взяли в кредит как физические лица в нескольких банках. Сейчас удалось погасить около половины долга — ежемесячные выплаты составляют около 50 тыс. руб.

Кофейня на колесах в цифрах

2 млн руб. — стартовые инвестиции

Около 20% от цены — себестоимость порции кофе

1,1 млн руб. выручки заработала компания с начала 2016 года

700 тыс. руб. составила выручка в 2015 году

200 руб. — средняя цена кофе в фургоне, 330 руб. — средний чек

Около 170 фудтраков работает в России

Источник: данные компании, worldfoodtruckfestival.com

Кофе выходного дня

Изначально основатели планировали запустить бизнес, посмотреть, как он будет работать, а когда доходы вырастут, бросить офисную работу и уйти на вольные хлеба. «Но практика показала, что не все так радужно», — сетует Роман. Он до сих пор совмещает бизнес и работу менеджера в одной из крупнейших российских страховых компаний (он попросил не раскрывать ее название).

Хотя формально мобильная торговля не запрещена законодательством, в Москве, как и во многих других регионах, она приравнивается к нестационарной торговле, а это приводит к сложностям. В частности, торговый объект нужно включить в схему размещения нестационарных торговых объектов, принять участие в торгах, заключить договор аренды земельного участка и пр. По сути, процедура ничем не отличается от согласования киоска, хотя главное достоинство фудтрака в том, что в любой момент его можно увезти.

По словам Магденко, они с коллегами знали об этом, когда запускали проект, но надеялись договориться с владельцами бизнес-центров о работе в будни. «По факту получилось, что бизнес-центры предпочитают ставить стационарные точки», — говорит он. Выход нашелся: предприниматели стали работать на корпоративных и городских мероприятиях. Именно так действуют почти все московские игроки этого рынка, рассказала РБК организатор фестиваля фудтраков Анастасия Колесникова: «Закона о мобильной торговле нет, поэтому выехать в будни никто не может, все в основном работают либо на мероприятиях, либо на частных территориях».

Поняв, что по будням торговать не получится, основатели «Мор-Фе» начали искать, кому нужен фургончик с кофе на выездных мероприятиях. «Изначально мы искали клиентов самостоятельно: раскидывали коммерческие предложения, смотрели рекламу, связывались с организаторами. За прошлый год сформировалась уже клиентская база, и клиенты теперь сами нас приглашают», — говорит Магденко. Дебютировал фургон «Мор-Фе» на Масленице в комплексе «Этномир» в Калужской области в феврале 2015 года, а за полтора года кофейный фургон успел поучаствовать в десятках фестивалей — в их числе «Доброфест», «Дикая мята», «АрхСтояние», Bosco Fresh Fest, поработали на различных мероприятиях в парках города (ВДНХ, «Красная Пресня», сад «Эрмитаж», «Коломенское», «Царицыно»), на Дне города в Ярославле. Фургон стал постоянным участником фудкорта гоночной трассы Moscow Raceway.

Секретный ингредиент

Подходящий кофе Роман искал долго — покупать у московских обжарщиков выходило дорого, у региональных не хватало объемов или подводила логистика. В итоге остановились на небольшой ижевской компании Tasty Coffee, у которой «Мор-Фе» закупает от 15 до 30 кг кофе раз в месяц — для работы на выездных мероприятиях этого вполне хватает. Магденко гордится тем, что кофе поступает уже на пятый день после обжарки и хранится не более месяца. «Мне всегда хотелось варить правильный кофе, настоящий, из правильных продуктов», — говорит он.

Еще дольше владельцы фургона искали подходящую воду. «Я вычитал, как один итальянец подходил к варке кофе с научной точки зрения и нашел идеально правильную воду для варки эспрессо — в ней не было никаких оттенков, вода была определенной мягкости, не было минерализации. Мы замучили всех производителей, мол, вышлите нам физико-химический состав вашей воды», — вспоминает Магденко. Подходящую марку воды нашли после трех месяцев отбора, но называть ее предприниматель отказался, чтобы не увели конкуренты.

Чтобы сэкономить на зарплате бариста, Магденко научился варить кофе сам. Он получил сертификат бариста в Барменской ассоциации России и начал тренироваться на собственном оборудовании. Со временем бариста все-таки наняли — сейчас его зарплата варьируется от 2 тыс. в день в будни до 2,5 тыс. руб. в выходные, а если торговля идет активно, бариста может получить до 15% от дневной выручки.

Склад для кофе организовали в гараже, который арендовали для фургона за 15 тыс. руб. в месяц. Гораздо дороже обходится аренда места для фургона на мероприятиях — от 10 тыс. до 150 тыс. руб. за день работы. Верхняя цифра зачастую превышает дневную выручку, при этом затраты на аренду не должны превышать 25% выручки, иначе они съедают всю прибыль. Мероприятия, куда фудтраки приглашают бесплатно, по словам Магденко, бывают два-три раза в год.

В среднем за мероприятие фургон продает порядка 200 порций кофе и получает 50–60 тыс. руб. выручки. Спрос зависит от погоды, месторасположения фургона и платежеспособности посетителей. «Иногда вроде бы стоим с коллегами на одной площадке, к одному клиенты подходят, к другому — нет. Разница 10 м, а трафик уже не тот: люди ленивые, увидели первую попавшуюся кофейню и подошли», — объясняет Роман . Средняя рентабельность фургона-кофейни, по его словам, сейчас составляет около 13%, хотя на отдельных мероприятиях она может доходить и до 40%. Например, на фестивале Bosco Fresh Fest за два дня мобильная кофейня заработала 78 тыс. руб. чистой прибыли.

Себестоимость порции кофе, по словам Романа Магденко, составляет 20% от его конечной цены для покупателя, включая воду, стаканчик, крышку, салфетку, порцию сахара, палочку для размешивания, словом, все, что прилагается к напитку. В «Мор-Фе» кофе в среднем продается по 200 руб. «Товар высокомаржинальный, но нельзя забывать о накладных расходах: амортизация оборудования, расходы на бензин, чтобы доехать до мероприятия, аренда, зарплата бариста. С начала года мы уже потратили на аренду 39% от выручки», — говорит он. Можно, конечно, снизить затраты на кофе и воду, но Магденко боится, что упадет качество продукта.

У фудтраков, которые продают еду, рентабельность может доходить и до 50–60%, а выручка — до 500 тыс. руб. за один выезд при наличии большого потока покупателей и умения быстро обрабатывать заказы, рассказал РБК основатель сети лапшичных «Воккер» Алексей Гисак. Два года назад, специально чтобы облегчить логистику на мероприятиях, сеть «Воккер» обзавелась двумя фудтраками, в каждый из которых вложила по 2,5 млн руб. Однако в последнее время толку от работы на выезде все меньше, говорит Гисак: «Сейчас организаторы берут немалые деньги за мероприятие, но пытаются загнать туда по 50 фудтраков. В результате все по чуть-чуть зарабатывают. Когда мы начинали, никогда не было ни на одном мероприятии такого количества разной еды».

Однако Роман Магденко принципиально не хочет продавать в своем фургоне еду. «В принципе можно ту же самую лапшу делать, для этого много места не нужно, и есть где разместить оборудование. Но ведь здесь пахнет кофе. А если ты покупаешь кофе, а изнутри еще запах лапши с какими-нибудь ингредиентами — уже не то», — объясняет он.

Впрочем, десерты к кофе в «Мор-Фе» все-таки планируют добавить: летом вместе с кофе продают мороженое компании «Джи эф ай рус», а зимой — кондитерские изделия от небольшого подмосковного производителя Rivolna. «Сейчас лето, не сезон на пирожные, но осенью мы обязательно возобновим с ними работу», — говорит Магденко.

Фудтрак в законе

По оценке Анастасии Колесниковой, сейчас в России насчитывается от 150 до 170 фудтраков, около 100 из которых работает в Москве. Однако число фургонов с едой и напитками может вырасти до 50 тыс. по стране, если Госдума примет разработанные Минпромторгом поправки к закону о торговле, рассказал РБК президент Коалиции киоскеров России Владлен Максимов. «У нас же запредельная стоимость площадей в аренду, а тут площадь не нужна, нужна просто возможность встать», — говорит Максимов. Весной законопроект о нестационарной и мобильной торговле прошел общественное обсуждение и был согласован с московским правительством, осенью его планируют внести на рассмотрение в Госдуму нового созыва, сообщил Максимов.

Несмотря на фактический запрет на мобильную торговлю, в фудтраки уже начали вкладываться крупные игроки ресторанного бизнеса. Например, осенью прошлого года сеть ресторанов Ginza Project вложила $20 млн в проект GinzaTruck, и сейчас 15 фургонов с едой от Ginza участвуют в городских мероприятиях (всего таких фургонов заказали 80), рассказал РБК генеральный директор Ginza Project Алексей Волков. По словам Волкова, Ginza Project рассчитывает на отмену запрета и быстрый рост сегмента торговли уличной едой. «Этот сегмент удобный, мобильный, работает и в Америке, и в Европе отлично. Это комфортно и для города — например, приехало 20–30 фудтраков, обслужило городское мероприятие и уехало. Не надо ничего строить», — говорит Волков. Подобный проект, но меньшего масштаба, запускала также «Чайхона №1».

Даже если закон примут, условия работы фудтраков пока неизвестны, говорит Анастасия Колесникова. «Предполагаю, что Ginza и несколько крупных игроков будут лоббировать свои интересы. Возможно, места для мобильной торговли будут приняты под какой-то один тип машин или под одну компанию. В принципе, властям удобнее разыграть по тендеру разрешение на одну компанию, ее легче контролировать, чем 100 разных предпринимателей», — опасается Колесникова.

Пока нет закона, позволяющего свободно вести торговлю, фудтраки не могут быть самостоятельным бизнесом, считает основатель «Воккера» Алексей Гисак. По его словам, при режиме работы «по выходным» инвестиции в фудтрак невозможно отбить за один сезон в отличие от обычного павильона с едой. «Фудтрак требует около 1,5–2 млн руб., так как надо купить нормальную машину, переоборудовать ее, отделать. Чтобы отбить 2 млн при рентабельности 25%, вам надо зарабатывать 200 тыс. руб. в день. В Москве по пальцам можно пересчитать мероприятия, где выручка превышает 100–150 тыс. руб. в день», — говорит Гисак. И действительно — вложенные в фудтрак инвестиции Роман Магденко рассчитывает отбить только в этом году. Зато если закон будет принят, он планирует запустить в Москве еще пару кофейных фургонов — технология уже обкатана.

Читать еще:  Автобус кафе на колесах купить

Кофе с колес: сколько приносит мобильная кофейня в Москве

Старый добрый фургон

Идея создать фудтрак с кофе пришла к Роману Магденко, когда он гулял с друзьями в парке. «Сначала мы обратили внимание на торговлю мороженым, но потом я понял, что теплый сезон у нас не такой уж длинный, а кофе люди пьют всегда», — рассказывает Магденко. Идею поддержали коллеги Иван Коваль и Никита Суворов, и осенью 2014 года они втроем зарегистрировали ООО «Мор-Фе».

Через сайт по продаже б/у-автомобилей начинающие бизнесмены нашли в Подмосковье заброшенный фургон GMC 1991 года выпуска и выкупили его за 250 тыс. руб. «Это классический американский микроавтобус с большим мотором, с отличным салоном. Старый добрый фургон из металла, он нам показался очень харизматичным, правильным», — вспоминает Магденко.

Чтобы переделать фургон в кофейню, потребовались серьезные вложения, но отступать было некуда. «Машина была изрядно подгнившей. Мы узнали об этом, только уже когда сняли все до металла», — вспоминает Магденко. В фургоне пришлось переварить и заменить металл, сделать тепло- и шумоизоляцию, обшить салон пищевой нержавейкой и вмонтировать конструкции под оборудование — кофемашину, холодильник, электрогенератор для автономной работы. «Делали все сами — после работы в гараж, из гаража на работу», — вспоминает Магденко. Внешне автомобиль тоже преобразился — знакомый художник разработал дизайн и покрасил машину в жизнерадостные цвета, изобразив на ней кофейные зерна.

С учетом отделки и закупки оборудования на фургон у предпринимателей ушло порядка 2 млн руб. Эти деньги Магденко и его партнеры взяли в кредит как физические лица в нескольких банках. Сейчас удалось погасить около половины долга — ежемесячные выплаты составляют около 50 тыс. руб.

Кофейня на колесах в цифрах

2 млн руб. — стартовые инвестиции

Около 20% от цены — себестоимость порции кофе

1,1 млн руб. выручки заработала компания с начала 2016 года

700 тыс. руб. составила выручка в 2015 году

200 руб. — средняя цена кофе в фургоне, 330 руб. — средний чек

Около 170 фудтраков работает в России

Источник: данные компании, worldfoodtruckfestival.com

Кофе выходного дня

Изначально основатели планировали запустить бизнес, посмотреть, как он будет работать, а когда доходы вырастут, бросить офисную работу и уйти на вольные хлеба. «Но практика показала, что не все так радужно», — сетует Роман. Он до сих пор совмещает бизнес и работу менеджера в одной из крупнейших российских страховых компаний (он попросил не раскрывать ее название).

Хотя формально мобильная торговля не запрещена законодательством, в Москве, как и во многих других регионах, она приравнивается к нестационарной торговле, а это приводит к сложностям. В частности, торговый объект нужно включить в схему размещения нестационарных торговых объектов, принять участие в торгах, заключить договор аренды земельного участка и пр. По сути, процедура ничем не отличается от согласования киоска, хотя главное достоинство фудтрака в том, что в любой момент его можно увезти.

По словам Магденко, они с коллегами знали об этом, когда запускали проект, но надеялись договориться с владельцами бизнес-центров о работе в будни. «По факту получилось, что бизнес-центры предпочитают ставить стационарные точки», — говорит он. Выход нашелся: предприниматели стали работать на корпоративных и городских мероприятиях. Именно так действуют почти все московские игроки этого рынка, рассказала РБК организатор фестиваля фудтраков Анастасия Колесникова: «Закона о мобильной торговле нет, поэтому выехать в будни никто не может, все в основном работают либо на мероприятиях, либо на частных территориях».

Поняв, что по будням торговать не получится, основатели «Мор-Фе» начали искать, кому нужен фургончик с кофе на выездных мероприятиях. «Изначально мы искали клиентов самостоятельно: раскидывали коммерческие предложения, смотрели рекламу, связывались с организаторами. За прошлый год сформировалась уже клиентская база, и клиенты теперь сами нас приглашают», — говорит Магденко. Дебютировал фургон «Мор-Фе» на Масленице в комплексе «Этномир» в Калужской области в феврале 2015 года, а за полтора года кофейный фургон успел поучаствовать в десятках фестивалей — в их числе «Доброфест», «Дикая мята», «АрхСтояние», Bosco Fresh Fest, поработали на различных мероприятиях в парках города (ВДНХ, «Красная Пресня», сад «Эрмитаж», «Коломенское», «Царицыно»), на Дне города в Ярославле. Фургон стал постоянным участником фудкорта гоночной трассы Moscow Raceway.

Секретный ингредиент

Подходящий кофе Роман искал долго — покупать у московских обжарщиков выходило дорого, у региональных не хватало объемов или подводила логистика. В итоге остановились на небольшой ижевской компании Tasty Coffee, у которой «Мор-Фе» закупает от 15 до 30 кг кофе раз в месяц — для работы на выездных мероприятиях этого вполне хватает. Магденко гордится тем, что кофе поступает уже на пятый день после обжарки и хранится не более месяца. «Мне всегда хотелось варить правильный кофе, настоящий, из правильных продуктов», — говорит он.

Еще дольше владельцы фургона искали подходящую воду. «Я вычитал, как один итальянец подходил к варке кофе с научной точки зрения и нашел идеально правильную воду для варки эспрессо — в ней не было никаких оттенков, вода была определенной мягкости, не было минерализации. Мы замучили всех производителей, мол, вышлите нам физико-химический состав вашей воды», — вспоминает Магденко. Подходящую марку воды нашли после трех месяцев отбора, но называть ее предприниматель отказался, чтобы не увели конкуренты.

Чтобы сэкономить на зарплате бариста, Магденко научился варить кофе сам. Он получил сертификат бариста в Барменской ассоциации России и начал тренироваться на собственном оборудовании. Со временем бариста все-таки наняли — сейчас его зарплата варьируется от 2 тыс. в день в будни до 2,5 тыс. руб. в выходные, а если торговля идет активно, бариста может получить до 15% от дневной выручки.

Склад для кофе организовали в гараже, который арендовали для фургона за 15 тыс. руб. в месяц. Гораздо дороже обходится аренда места для фургона на мероприятиях — от 10 тыс. до 150 тыс. руб. за день работы. Верхняя цифра зачастую превышает дневную выручку, при этом затраты на аренду не должны превышать 25% выручки, иначе они съедают всю прибыль. Мероприятия, куда фудтраки приглашают бесплатно, по словам Магденко, бывают два-три раза в год.

В среднем за мероприятие фургон продает порядка 200 порций кофе и получает 50–60 тыс. руб. выручки. Спрос зависит от погоды, месторасположения фургона и платежеспособности посетителей. «Иногда вроде бы стоим с коллегами на одной площадке, к одному клиенты подходят, к другому — нет. Разница 10 м, а трафик уже не тот: люди ленивые, увидели первую попавшуюся кофейню и подошли», — объясняет Роман . Средняя рентабельность фургона-кофейни, по его словам, сейчас составляет около 13%, хотя на отдельных мероприятиях она может доходить и до 40%. Например, на фестивале Bosco Fresh Fest за два дня мобильная кофейня заработала 78 тыс. руб. чистой прибыли.

Себестоимость порции кофе, по словам Романа Магденко, составляет 20% от его конечной цены для покупателя, включая воду, стаканчик, крышку, салфетку, порцию сахара, палочку для размешивания, словом, все, что прилагается к напитку. В «Мор-Фе» кофе в среднем продается по 200 руб. «Товар высокомаржинальный, но нельзя забывать о накладных расходах: амортизация оборудования, расходы на бензин, чтобы доехать до мероприятия, аренда, зарплата бариста. С начала года мы уже потратили на аренду 39% от выручки», — говорит он. Можно, конечно, снизить затраты на кофе и воду, но Магденко боится, что упадет качество продукта.

У фудтраков, которые продают еду, рентабельность может доходить и до 50–60%, а выручка — до 500 тыс. руб. за один выезд при наличии большого потока покупателей и умения быстро обрабатывать заказы, рассказал РБК основатель сети лапшичных «Воккер» Алексей Гисак. Два года назад, специально чтобы облегчить логистику на мероприятиях, сеть «Воккер» обзавелась двумя фудтраками, в каждый из которых вложила по 2,5 млн руб. Однако в последнее время толку от работы на выезде все меньше, говорит Гисак: «Сейчас организаторы берут немалые деньги за мероприятие, но пытаются загнать туда по 50 фудтраков. В результате все по чуть-чуть зарабатывают. Когда мы начинали, никогда не было ни на одном мероприятии такого количества разной еды».

Однако Роман Магденко принципиально не хочет продавать в своем фургоне еду. «В принципе можно ту же самую лапшу делать, для этого много места не нужно, и есть где разместить оборудование. Но ведь здесь пахнет кофе. А если ты покупаешь кофе, а изнутри еще запах лапши с какими-нибудь ингредиентами — уже не то», — объясняет он.

Впрочем, десерты к кофе в «Мор-Фе» все-таки планируют добавить: летом вместе с кофе продают мороженое компании «Джи эф ай рус», а зимой — кондитерские изделия от небольшого подмосковного производителя Rivolna. «Сейчас лето, не сезон на пирожные, но осенью мы обязательно возобновим с ними работу», — говорит Магденко.

Фудтрак в законе

По оценке Анастасии Колесниковой, сейчас в России насчитывается от 150 до 170 фудтраков, около 100 из которых работает в Москве. Однако число фургонов с едой и напитками может вырасти до 50 тыс. по стране, если Госдума примет разработанные Минпромторгом поправки к закону о торговле, рассказал РБК президент Коалиции киоскеров России Владлен Максимов. «У нас же запредельная стоимость площадей в аренду, а тут площадь не нужна, нужна просто возможность встать», — говорит Максимов. Весной законопроект о нестационарной и мобильной торговле прошел общественное обсуждение и был согласован с московским правительством, осенью его планируют внести на рассмотрение в Госдуму нового созыва, сообщил Максимов.

Несмотря на фактический запрет на мобильную торговлю, в фудтраки уже начали вкладываться крупные игроки ресторанного бизнеса. Например, осенью прошлого года сеть ресторанов Ginza Project вложила $20 млн в проект GinzaTruck, и сейчас 15 фургонов с едой от Ginza участвуют в городских мероприятиях (всего таких фургонов заказали 80), рассказал РБК генеральный директор Ginza Project Алексей Волков. По словам Волкова, Ginza Project рассчитывает на отмену запрета и быстрый рост сегмента торговли уличной едой. «Этот сегмент удобный, мобильный, работает и в Америке, и в Европе отлично. Это комфортно и для города — например, приехало 20–30 фудтраков, обслужило городское мероприятие и уехало. Не надо ничего строить», — говорит Волков. Подобный проект, но меньшего масштаба, запускала также «Чайхона №1».

Даже если закон примут, условия работы фудтраков пока неизвестны, говорит Анастасия Колесникова. «Предполагаю, что Ginza и несколько крупных игроков будут лоббировать свои интересы. Возможно, места для мобильной торговли будут приняты под какой-то один тип машин или под одну компанию. В принципе, властям удобнее разыграть по тендеру разрешение на одну компанию, ее легче контролировать, чем 100 разных предпринимателей», — опасается Колесникова.

Пока нет закона, позволяющего свободно вести торговлю, фудтраки не могут быть самостоятельным бизнесом, считает основатель «Воккера» Алексей Гисак. По его словам, при режиме работы «по выходным» инвестиции в фудтрак невозможно отбить за один сезон в отличие от обычного павильона с едой. «Фудтрак требует около 1,5–2 млн руб., так как надо купить нормальную машину, переоборудовать ее, отделать. Чтобы отбить 2 млн при рентабельности 25%, вам надо зарабатывать 200 тыс. руб. в день. В Москве по пальцам можно пересчитать мероприятия, где выручка превышает 100–150 тыс. руб. в день», — говорит Гисак. И действительно — вложенные в фудтрак инвестиции Роман Магденко рассчитывает отбить только в этом году. Зато если закон будет принят, он планирует запустить в Москве еще пару кофейных фургонов — технология уже обкатана.

Читать еще:  Как завлечь клиентов в кафе

Сколько стоит обед в кафе из наших любимых фильмов и сериалов

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

«Скользкие козявки», — сетовала героиня Джулии Робертс в фильме «Красотка», проиграв сражение с улитками в ресторане «Вольтер». В реальности заведение называется «Цикада» и улиток там не подают, но одного посещения достаточно, чтобы ощутить себя героем голливудского фильма. И ресторан «Цикада» не единственное место, которое перенесет вас поближе к любимым персонажам.

AdMe.ru выяснил, что и за сколько предлагают кафе и рестораны, в которых снимали знаменитые фильмы и сериалы.

1. «Мстители»: Shalom Grill

«Бургеры, кебаб, шаурма» — гласит вывеска заведения, в котором снимали сцену молчаливого перекуса Мстителей после победы над читаури и Локи. Судя по меню Shalom Grill, та самая шаурма обошлась миллиардеру и филантропу Старку и его друзьям в $ 11–15 за порцию. Также здесь можно заказать бургеры, кебаб, хот-доги и салаты. Овощной и кукурузный, кстати, являются самым дешевым пунктом меню — по $ 3,49 за порцию.

Адрес: 9340 W. Pico Blvd, Los Angeles, CA 90035.

2. «Как я встретил вашу маму»: McGee’s Pub

Сэндвичи «Приоденься!», коктейль «Робин Спарклз» и тарелка закусок «Кодекс братана» — меню паба McGee’s порадует поклонников сериала «Как я встретил вашу маму» множеством отсылок. Цены, правда, выше средних. Например, «Лучший бургер в Нью-Йорке» обойдется в $ 16, а классический «Цезарь» — в $ 12.

При этом расстановка мебели в заведении не такая, как в сериальном пабе McLaren’s, хотя стиль и отделка зала на первом этаже, где проходили съемки, сохранены. Антураж дополняют многочисленные снимки персонажей сериала, развешенные по стенам.

Адрес: 240 West 55th Street (btwn Broadway and 8th Ave), New York, NY, 10002.

3. «Красотка»: Cicada Restaurant

Строго говоря, ужинали здесь не только Эдвард Льюис и Вивиан Уорд в исполнении Ричарда Гира и Джулии Робертс, но и «всемогущий Брюс» (Джим Керри), а также мистер и миссис Смит (Анджелина Джоли и Брэд Питт). Ресторан высокой кухни с интерьером в стиле ар-деко пришелся по вкусу создателям 3 фильмов.

В основе меню итальянская кухня. В среднем ужин на одну персону обойдется в $ 70–80 без учета напитков. Основные блюда (например, обжаренная в фисташках семга, стейки филе-миньон, приготовленное в ягодах можжевельника филе ягненка под мятным соусом) стоят от $ 34 до $ 44. Салат добавит к чеку $ 14–16, а десерт — $ 13. Кроме того, если с вами придут более 4 гостей, к общему счету приплюсуют 19 %.

Адрес: 617 S. Olive St., Los Angeles, CA 90014.

4. «Амели»: Café des deux Moulins

Это парижское заведение бывалые туристы рекомендуют исключительно фанатам «Амели»: остальных не устраивает соотношение стоимости и качества блюд. Судя по меню «Кафе двух мельниц», омлет обойдется посетителям в € 11, фирменный салат «Две мельницы» — в € 14,9, а за капучино придется заплатить € 5,5. Кафе очень популярно у путешественников, поэтому о заказе столика лучше позаботиться заранее.

Адрес: 15 Rue Lepic, 75018 Paris, France.

5. «Начало»: Il Russo

До съемок фильма «Начало» на месте кафе Il Russo располагалась пекарня Da Stuzzi. Ради сцены, в которой герой Леонардо Ди Каприо рассказывает напарнице о том, что внутри сна можно моделировать мир, заведение превратили в уличную закусочную. Успех ленты Кристофера Нолана подтолкнул владельцев к открытию кафе.

В Il Russo подают блюда итальянской кухни, персонал охотно общается как на французском, так и на английском языках. По отзывам туристов, пообедать здесь можно за € 20–25. Минус в том, что заведение не представлено в интернете.

Адрес: 6 Rue César Franck, 75015 Paris, France.

6. «Опасный метод»: Central

В венской кофейне, чья история начинается с 1876 года, встречались не только «киношные» Фрейд и Юнг в исполнении Мортенсена и Фассбендера, но и их реальные прототипы. Central гордится посетителями, среди которых были писатели Петер Альтенберг и Альфред Польгар, политики Владимир Ленин и Лев Троцкий.

Цены здесь не самые демократичные. Чашка кофе стоит в среднем € 5, порция яблочного штруделя по-венски — € 4,8, панкейки с абрикосовым джемом — € 6,4. А вот основные блюда обойдутся в среднем в € 15–20.

Адрес: Herrengasse 14, 1010 Wien, Austria.

7. «Твин Пикс»: Twede’s Cafe

Тот самый вишневый пирог и «чертовски хороший кофе», восхищавший агента Купера, можно попробовать в штате Вашингтон всего за $ 7. Кафе Twede’s — преемник сожженного хулиганами заведения Mar-T, в котором снимали 1-й сезон «Твин Пикса». После ЧП интерьер поменяли, но в 2015 году для съемок продолжения линчевского шедевра кафе вернули аутентичный вид сериальной закусочной Doble R Diner.

К слову, для пирога можно выбрать и другую начинку, например банановую или кокосовую. Помимо десертов меню включает простые мясные блюда, которые подаются в составе комплексного обеда с гарниром, овощами или пастой, а также с супом или салатом. Слоган заведения «Никто не уйдет голодным» оправдывает себя: стоит такой обед всего $ 14,5.

Адрес: 137 W North Bend Way, North Bend, WA.

8. «Бесславные ублюдки»: Bistrot La Renaissance

Этот ресторан считается самым «кинематографичным» в столице Франции. Помимо блокбастера Тарантино здесь снимали сцены для фильмов «Бешеный барашек», «Откройте, полиция!» и «Чужая кровь». Кстати, благодаря последнему знаменитое своими витражами заведение и заприметил автор «Криминального чтива».

Bistrot La Renaissanse рекомендовано не только киноманам, но и ценителям традиционной французской кухни. Правда, цены достаточно высоки. Полноценный обед на одну персону обойдется в € 40–50.

Адрес: 112 Rue Championnet, 75018 Paris, France.

9. «Полночь в Париже»: Polidor

Для неискушенного туриста прославленный Вуди Алленом ресторан покажется шумным и несовременным. На деле же владельцы заведения стараются сохранить Polidor таким, каким он был, когда сюда захаживал Эрнест Хемингуэй. Блюда традиционной французской кухни готовятся и подаются по-домашнему, чтобы создать у посетителя ощущение уюта.

Стоимость основных блюд колеблется в районе € 15–17. Например, эскалоп из трески с базиликом и шпинатом обойдется в € 17, а карпаччо из говядины с оливками и картофелем фри — в € 14. Цены на десерты начинаются с € 4 евро — за эту сумму можно заказать «ромовую бабу». Можно выбрать комплексный обед с 2 блюдами и десертом за € 22 или € 35.

Адрес: 41, rue Monsieur Le Prince 75006 Paris, France.

10. «Клан Сопрано»: Holsten’s

Кондитерская и кафе-мороженое Holsten’s, в котором разворачивались события финального эпизода, — обязательный пункт в туре для поклонников сериала. Несмотря на 75-летнюю историю и популярность у туристов, цены здесь демократичны. Молочный коктейль обойдется в $ 5,5, примерно столько же стоят мороженое, бургер или сэндвич. Сэндвичи, которые подаются с листьями салата и томатами, чуть дороже — от $ 7,25 до $ 8,25.

Перекусить можно за столиком, который занимала семья Сопрано. Он доступен для посетителей всю неделю, кроме субботы, когда кафе посещают участники тура по сериалу «Клан Сопрано». Лишь однажды стол оставался зарезервированным целый месяц — после смерти актера Джеймса Гандольфини, игравшего роль Тони Сопрано. Так администрация почтила его память.

Адрес: 1063 Broad Street Bloomfield, NJ 07003-2845.

11. «Шерлок»: Speedy’s Cafe

Закусочная, в которой Джон и Майкрофт обсуждали судьбу Ирен Адлер в серии «Скандал в Белгравии», находится не на Бейкер-стрит. Знаменитый адрес оказался слишком популярным у туристов, поэтому подъезд скопировали и сцены возле него сняли в другой части Лондона, по соседству с сэндвич-баром и кафе Speedy’s. Моменты съемок запечатлены на снимках, которыми увешаны стены в зале.

Теперь в заведении с традиционной английской кухней никогда не бывает пусто: кафе включено в экскурсионные туры, связанные с сериалом. Несмотря на популярность, цены остаются демократичными. Позавтракать беконом и чипсами можно за £ 6–7, суп стоит около £ 3, а кофе обойдется всего в £ 1,5–2. Минусы: кафе закрывается в 15:00–16:00 и в нем нет туалетов.

Адрес: 187 North Gower Street, Camden, London, NW1 2NJ.

А бывали ли вы в заведениях, прославившихся благодаря кино или сериалам? Поделитесь впечатлениями в комментариях.

Фото на превью Inglourious Bastеrds / The Weinstein Company, Rhinoceros12345 / tripadvisor

Свободны от ЖКХ: счастливые истории россиян, живущих в трейлерах

Купить домик на колесах и забыть про коммунальные платежи

21.11.2017 в 18:37, просмотров: 13558

Тарифы ЖКХ растут как на дрожжах: только этим летом они увеличились в среднем на 4%. Сегодня задолженность населения за пользование жилищно-коммунальными услугами составляет более 1 трлн рублей. Квартиру или загородный дом становится содержать все дороже.

Особенно смекалистые уже нашли необычный выход из этой ситуации: они переехали жить в крошечные домики на колесах или трейлеры.

Выгода очевидна: за трейлеры не платят налоги, а независимая система коммуникаций позволяет не оглядываться на городские службы. И стоит куда дешевле, чем обычная квартира. Однако помимо прочего люди, принявшие такой «малометражный» образ жизни, говорят, что в этом есть своя философия. Они утверждают, что жить на нескольких квадратных метрах — это особая свобода, до которой нужно дорасти.

Ноябрьским утром отправляюсь в гости к автопутешественнику-блогеру Руслану. Небольшой трейлер на колесах на окраине столицы. На современной газовой варочной панели кипятится чайник, слышен негромкий шум стиральной машины, на столе угощение — все как в обычной квартире. Несмотря на то что на улице прохладно и слякотно, в его трейлере тепло, как в натопленной избе: маленькое жилище обогревается с помощью дизельного отопителя.

Здесь, в караване два на три метра, Руслан и гостей встречает, и отдыхает, и еду готовит. Из большого дома в трейлер он перебрался по идейным соображениям.

— В своей квартире я чувствовал себя как взаперти, — вспоминает он. — А здесь словно на природе живу. И я могу перемещаться в нем в любой район, жить в любом месте. Это дает необычайное ощущение свободы и новых возможностей.

Он давно уже занимается автотуризмом: посещает самые красивые уголки России, сам составляет маршруты поездок. О своих путешествиях рассказывает в блоге.

Ему 38 лет. Родился и вырос в Баку; азербайджанец по национальности и потомок донских казаков по материнской линии, Руслан считает себя настоящим патриотом России.

Трейлер — его любимое детище. Рама от производителя, а все остальное — своими руками: стены, отделку, полы, внутреннее наполнение он делал сам. Да и сейчас ремонт еще не окончен. Предусмотрено и багажное отделение, где хранятся всякий скарб и довольно-таки габаритные вещи: надувная лодка, мотор, раскладная мебель.

Читать еще:  Джон джоли кафе новокузнецкая

Перед тем как сесть за стол, мы моем руки. В доме есть раковина, горячая и холодная вода, биотуалет, душ.

— Сколько человеку нужно квадратных метров, чтобы ему было удобно жить? Мы всегда мечтаем о квартире побольше. Есть двухкомнатная — хотим трешку, есть два этажа в доме — хотим три… А реально мне очень уютно на своих 6 квадратных метрах, — говорит Руслан.

В путешествиях, конечно, случаются разные казусы.

— Стиральная машина у меня прямо в домике. Я еду, а она стирает, работает слив воды… Водители других машин мне сигналят: мол, у

вас протечка под трейлером!

Жить в таком караване очень недорого: прицепы, в отличие от автомобиля, не облагаются ни дорожными, ни утилизационными налогами, а также налогом на недвижимость. Технический осмотр прицеп не проходит. А учитывая, что Руслан строил его с особой тщательностью, запчасти долго еще не понадобятся. Правда, домики на колесах и трейлеры регистрируются в ГИБДД в качестве прицепов. Но процедура эта несложная.

Электричество поступает в дом через солнечные панели, потом преобразовывается с помощью специальных устройств — в итоге получаются обычные 220 Вт. Здесь можно смотреть телевизор, работать за компьютером, подключать всю бытовую технику — мощности хватает. В трейлере тепло и в морозы ­— он обогревается за счет дизельного отопителя. Газовые баллоны заправляются на газовых заправках, и стоит это недорого.

Хоть это и жилье, но платить ЖКУ тоже не надо. Возможно, те, кто сейчас возмущен высокой квартплатой, возьмут этот опыт на заметку.

В перспективе Руслан планирует приобрести фильтр очистки воды и будет черпать ее прямо из рек — так воду не нужно будет запасать заранее.

Кроме того, в путешествиях он экономит на жилье и на кафе. Пословица «Своя рубаха ближе к телу» как никогда подходит в этом случае.

— Вы спите на своих простынях, едите из своей посуды, пользуетесь собственным санузлом — и все это не нужно носить на себе в огромных туристических рюкзаках…

СПРАВКА «МК»

Мода жить в трейлерах или крошечных домиках (tiny house), пришла к нам из США. Там существуют целые поселки и города из трейлеров. Во времена, когда было сложно найти работу в своем штате, но имелись места в соседнем, заводить постоянное жилище или влезать в ипотеку было нецелесообразно. И тогда многие обзаводились крохотными домиками на колесах. Это вполне экономный вариант своего жилья.

Селена и Александр Зурбаганские — необыкновенная пара. Успешные, состоявшиеся, зрелые — ему 48, ей 42 года, — они выбрали жизнь в маленьком домике и называют себя свободными людьми.

История их встречи обычна. Оба работали на финансовом рынке, познакомились через друзей. У них четверо детей на двоих: по двое у каждого от предыдущих браков.

— Дети уже взрослые, живут отдельно, но они восхищаются нашей смелостью жить в крошечном домике и всячески поддерживают нас, — говорит Селена. — У нас только дочки: старшей, Анастасии, двадцать два года, младшей, Нике, только двенадцать, она живет с бывшей женой Александра.

— Если все наши дочери приедут к нам гурьбой, то мы найдем место всем, — говорит Александр. — У нас есть мансардный этаж, спальные места располагаются там.

Когда у Александра возникла идея переехать из своего 4-уровневого дома с несколькими спальнями, кабинетом, комнатами, гаражом и сауной в домик на колесах, жена его поддержала.

— Сколько же там надо было убираться, сколько хранится ненужного хлама! — негодовал Александр, вспоминая большой дом.

Все началось с того, что однажды он заметил, как изо дня в день ходит только в ближайшие магазины и на работу. Жизнь привязывала его к определенному месту и лишала многих возможностей. И тогда Александр продал свой дом в Апрелевке и «сбросил все тормоза».

— Когда у нас раньше вставал квартирный вопрос, мы продумывали разные варианты приобретения нового жилья, — продолжает Селена. — Но мысль о том, что вот я куплю эти каменные стены и буду молиться на них 25 лет или выплачивать ипотеку по 50 000 рублей в месяц, меня просто убивала. А жить-то когда. Очень было трудно объяснить моей маме, почему мы сделали такой выбор, ведь она уже в возрасте и привыкла мыслить по-иному. Теперь в нашем крошечном домике мы можем жить и работать где хотим.

Так в 2012 году Зурбаганские перебрались в крошечный домик на колесах около Плещеева озера близ Переславля-Залесского. Красивейшая природа, чистый воздух, пение птиц по утрам…

— Немного дров для буржуйки, которые я собираю вокруг домика, бензин для генератора — это примерно 1000 рублей в месяц, зимой побольше. Расходы на содержание такого жилья настолько незначительны, что даже подсчитать их затруднительно, — отмечает хозяин дома. — Хотим еще солнечную электростанцию установить… Генератор вполне справляется и сейчас, но меня привлекают экология и тишина при использовании солнечной энергии. До этого мы обходились без стиральной машинки, но сейчас я готовлю сюрприз супруге и на днях ее установлю.

Домик Зурбаганских весит пару тонн, он сделан из дерева, для утепления использовался лен, кровля алюминиевая, мебель — деревянная.

Александр и Селена часто путешествуют и меняют места стоянки.

— Прелесть жизни в tiny house в том, — продолжает Селена, — что здесь наступает настоящее единение душ. Захочешь поругаться или уйти, а некуда. На такой маленькой территории могут жить только по-настоящему близкие люди, какими мы стали с Сашей. Кроме того, перед нами открыты все горизонты Вселенной!

— Зимой в домике живется так же, как и летом в тепле, — разница лишь в том, что за окном снег, а летом трава. Хотя в доме 9 окон, ни из одного не дует, — шутит Александр.

— Низ дома, где колеса, на зиму мы не утепляем: сделали теплый пол. Там, под домом, мой пес живет. Я не могу загораживать ему обзор, а то он рассердится. Здесь очень чистый снег зимой, не сыплют соли, как в городах. Я сам расчищаю себе с удовольствием дорожки…

Зурбаганские готовят еду на улице на костре, хотя в доме есть газ. Они вегетарианцы, ведут здоровый образ жизни, любят ходить босиком и питаются только продуктами с рынка.

— Я стал осознанно останавливать себя от приобретения лишнего барахла, — делится с нами Александр. — В нашей жизни стало заметно меньше пластмассовых вещей — это тоже осознанный выбор.

— Первое, что мы сделали, когда приехали на это озеро, — это собрали мусор. Получилось 18 мешков, — отмечает Селена. — У нас с Александром появилось бережное отношение к природе.

Селена рассказала, что у нее есть задумка приехать на стоянку в Москву, чтобы больше людей узнали о таком образе жизни. И, возможно, тоже захотели бы поселиться в домике на колесах.

А у Александра — своя мечта: построить мотель на колесах, который будет менять свое расположение каждые три месяца и всегда находить новые места для стоянок. Уже есть и название для него: «Блуждающие звезды».

Не было бы счастья, да несчастье помогло

У Александра Судомоина, живущего в трейлере в Нижнем Новгороде, — своя история. Он развелся с женой, и поселиться ему было попросту негде. И Александр купил себе трейлер. Он нашел место под стоянку недалеко от работы. В его трейлере есть все удобства: туалет, умывальник, кухня, холодильник.

Его маме новое, необычное жилье Александра понравилось.

— Я ей показал дом, — говорит Александр, — она поинтересовалась только: как я буду здесь жить зимой? Я объяснил, что электричеством от генератора такую маленькую площадь можно прекрасно отапливать. Конечно, как любая мама, она предлагала мне вернуться в ее квартиру, но я категорически отказался. Не дело взрослому мужчине жить с родителями.

— Почему именно трейлер? — интересуюсь я.

— Потому что на тот момент это был отличный вариант отдельного недорогого жилья. В любом случае, если бы я купил простой дом, его нужно было обживать, делать ремонт, потребовались бы дополнительные расходы и время…

У Александра два сына. Они просто в восторге от такого необычного жилища отца, приходят в выходные дни, вместе пьют чай, беседуют. А старший еще и приводит своих друзей — все завидуют.

— Это же свобода, — говорит Александр. — Тут я сам себе хозяин. Я не завишу от коммунальных служб и людей. Для меня города — это муравейники. С наступлением холодов жителям, к примеру, там включают отопление, уже когда все чихают и кашляют. Люди мерзнут и болеют. Я же могу в любой момент обогреть свой дом. Кроме того, в квартире приходится терпеть постоянный шум от соседей, а тут мой дом — моя крепость. Я могу остановиться в любом месте, поездить, посмотреть мир. Очень люблю море, Крым…

— Не стесняетесь ли вы пригласить сюда девушку? — спрашиваю я.

— Ее вначале нужно найти, — смеется гостеприимный хозяин, — но, я думаю, сложностей не возникнет. Вот и вас я тоже приглашаю…

— Не боитесь ли вы показаться неуспешным — ведь вы мужчина в расцвете сил, а своего дома в обычном его понимании нет?

— Эх, Ольга, — вздыхает Александр, — сколько бы вы ни нажили, чего бы вы ни делали, все люди приходят и уходят отсюда голыми. Мне уже давно безразлично, кто что про меня говорит. Количество денег, машин, квартир — значения для меня не имеет…

Что нужно учесть, выбирая жизнь в трейлере или крошечном доме на колесах

■ Во-первых, так как в таком жилище очень мало пространства — вам будет необходимо избавиться от лишних и ненужных вещей. Начиная от дешевых сувениров и заканчивая предметами кухонной утвари.

■ Пространство нужно разделить так, чтобы вещи не мешали вашей жизни, — например, очень удобны навесные полки и стеллажи. Также вы можете сэкономить место, разместив мини-стиральную машину под раковиной, а багажник — вне зоны комнаты.

■ Многие используют раковину как стол, кладя на нее доску, когда не пользуются водой. Также можно сложить стол, превратив его в спальное место, по типу как в поездах дальнего следования.

■ Кроме полок к стенам можно прикреплять разные предметы, телевизоры, цветы в горшках, а также использовать кронштейны. Плоскую и небольшую посуду, такую как половники, ситечки, можно разместить на дверцах полок.

Фантазируйте и придумывайте. Каждый дом, созданный под себя, более успешен, чем просто купленный у производителя…

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Заголовок в газете: Меньше метров — больше счастья?
Опубликован в газете «Московский комсомолец» №27552 от 22 ноября 2017 Тэги: ЖКХ, Бензин, Налоги, Экология, ЗОЖ, Недвижимость Организации: ЖКХ ГИБДД Места: Россия, Москва, Крым, США, Нижний Новгород, Баку

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector