Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Дмитрий еремеев повар

Дмитрий еремеев повар

Шеф-повар с двадцатилетним опытом, 10 из которых он провел, работая в известном на всю страну ресторане «Турандот». Дмитрий стоял у истоков проекта. Именно он отвечает за изысканные блюда, которые делают незабываемыми все праздники в его стенах. Дмитрий поддерживает должном уровне высокое качество, которое выбирают первые лица государства, выдающиеся люди нашей страны и иностранцы, приезжающие в Москву со всего мира.

Дмитрий Еремеев родился в Баку в 1975 г. Дмитрий рано решил, что хочет стать поваром: он много готовил, еще будучи ребенком, и получал от этого большое удовольствие. Вместе с семьей Дмитрий переехал в Москву и поступил в экономико-технологический колледж общественного питания. Получив образование по специальности повар-технолог в 1993 году, Дмитрий начал свою карьеру в столовой при Администрации Президента, и параллельно получал второе образование в Московском институте сервиса по направлению «финансовое управление».

В 1996 году Дмитрий перешел на работу в ресторан Яръ, где он активно продолжал получать практические знания и оттачивать свое мастерство. Следующее место работы Дмитрия – казино Crystal, куда он пришел в 1997 году. В 2000 году Дмитрий присоединился к компании Maison Dellos в качестве повара ресторана «Кафе Пушкин», где через 4 года успешной работы он занял должность су-шефа. Дмитрий работал под руководством Андрея Махова, которого до сих пор считает одним из своих главных наставников. «Это был этап становления и получения крепкой базы, которая сейчас является хорошим подспорьем,» — вспоминает Дмитрий.

В 2006 году Дмитрий возглавил направление выездного обслуживания Maison Dellos, где получил практику работы по выездным мероприятиям. Команда во главе с Дмитрием много раз выезжала на обслуживание первых лиц государства, а также на мероприятия в Австрии, Англии, Франции и Швейцарии. А в 2008 году стал шеф-поваром ресторана Турандот, который только что открыл свои двери для гостей. Дмитрий оценивает этот год как чрезвычайно важный в развитии карьеры.

Параллельно, с 2011 по 2015 год Дмитрий был ответственным за службу DellosAir, специализирующуюся на предоставлении услуг бортового питания для пассажиров первого класса и частных джетов. Дмитрий регулярно уезжал в короткие командировки, чтобы консультировать кейтеринги бортового питания в Израиле, Тайланде и США. В 2016 году на базе ресторана Турандот под руководством шеф-повара создано направление здорового диетического питания Dellos Diet. В том же году Дмитрий представлял Россию на Международном Гастрономическом фестивале в Каннах.

В январе 2017 года Дмитрий выезжал на крупное корпоративное мероприятие, где готовил блюда по мотивам творчества Каземира Малевича, в том числе – десерт «Черный квадрат», который стал абсолютным фаворитом вечера.

В настоящее время более 70 человек работают под руководством Дмитрия Еремеева. Дмитрий ежедневно готовит на кухне наряду с персоналом, уделяя большое внимание созданию новых блюд и контролю качества. Вдохновением для Дмитрия служат поездки в другие страны – Великобританию, Францию, Испанию – где он изучает ингредиенты, техники, анализирует гастрономические тренды, посещает дорогие рестораны, демократичные кафе и местные продуктовые рынки.

Кредо Дмитрия: «Совершенству нет предела!». Его правило — постоянно учиться, накапливать багаж знаний и правильно использовать их, следить за трендами и быть открытым ко всем новому.

Дмитрий Еремеев: «Русская кухня есть, как и продукты, которых нет больше нигде»

В «Турандоте» ты с 2008 года, а до этого 8 лет проработал в «Кафе Пушкинъ»…
Ещё раньше был легендарный ресторан «Ярь», позже казино «Кристалл». А до этого после техникума была Администрация Президента. Там я отработал месяцев восемь до ухода в армию. Из них большую часть времени стоял на заготовке.

В одном холдинге ты работаешь почти 20 лет! Как тебе не надоело?
Что меня здесь держит и заставляет работать, так это большое количество проектов, которыми я занимаюсь в рамках холдинга Maison Dellos. Помимо ресторана «Кафе Пушкинъ» был ещё и кейтеринг «Кафе Пушкинъ» (а сейчас Dellos Catering) — я стоял у его истоков. И сейчас кейтеринг остался в моей работе. В 33 я стал шефом «Турандот». Честно, когда мне предложили, было немного страшно, ведь я осознавал какая «махина» этот ресторан.

Ещё же было бортовое питание?
Да. В 2011 мы начали сотрудничество с одной крупной авиакомпанией. Мы готовили для них бортовое питание для пассажиров первого класса. «Турандот» был первым, возможно даже в мире, рестораном, который поставлял еду для регулярных рейсов (для частных рейсов готовили и готовят многие). Нашей задачей было не только вкусно готовить, но сохранять красивую подачу блюд. Ну и объёмы: на каждого пассажира приходилось по 5−6 блюд (это были дальние перелёты с двухразовым питанием), а всего порядка 100 пассажиров в день. Каждый ингредиент нужно было упаковать отдельно и приложить инструкцию по сбору блюда. Рейсы были каждый день. А ещё авиакомпания требовала у поставщиков бортового питания на обратный рейс еду того же качества, что поставляли мы. Но не у всех это получалось. Поэтому в некоторых случаях мне приходилось лететь тем же рейсом и готовить меню с командой уже на месте.

Ну после такого уже ничего не страшно.
Самое страшное было впереди. Этот проект закрылся в 2015 году. Но работа ресторана никуда не уходила. Ведь «Турандот» — это был и есть основной для меня проект. Да и кейтеринг постоянно давал о себе знать: то обед у Медведева, то выезд в Давос (на экономический форум, — прим. ред.). А вот самый сложный проект в моей жизни — это Чемпионат мира по футболу. Начался он для нас не в 2018 году, а на 2 года раньше. Тогда мы стали поддерживать Кубок конфедераций в Казани. Там мы готовили для 2−3 тысяч гостей за матч. Наша команда состояла только на 30% из моих ребят, остальных отбирали среди местных поваров.

А Москва?
Уже в рамках самого Чемпионата мира нам посчастливилось получить стадион «Лужники», но и сохранить Казань. Готовиться мы начали за год. И всё прошло отлично.

Прописаны ли такие проекты в контракте у шефа или это оговаривается отдельно? Ведь у тебя ещё и ресторан огромный, и самый сезон, а тут на тебя ещё и целый Чемпионат сваливается!
Ты прав. В это время в ресторане, ожидаемо, были толпы народа. В контракте ничего не прописывается, но обсуждается. Если ты готов и тебе интересно, то ты вписываешься в проект. Мне это было дико интересно. И повезло, что была Казань как микроподготовка к основному действу. Если там мы обслуживали 2−3 тысячи человек, то в Москве уже 12 тысяч. В моей команде было 300 поваров, 50 старших и 15 су-шефов и практически всех я видел впервые.

Читать еще:  Должностная инструкция повара в кафе

«Турандот» — это больше туристическое место?
Процентов на 50. Многие сюда приходят провести время, понимая, что здесь будет как красиво, так и вкусно. Девушку сюда можно пригласить. Плюс это место номер один в Москве, чтобы провести свадьбу. Но ты прав, туристический поток после чемпионата вырос раза в 1,5−2.

Поток туристов все ещё высокий?
Да. Даже по сравнению с прошлым годом к нам приходит больше туристов.

Насколько кухня «Турандота» динамична?
Мы следим за всеми трендами и подстраиваемся под них. Изначально меню здесь на 99% состояло из аутентичных китайских блюд. Но это оказалось не так востребовано. Постепенно такие позиции мы стали заменять частично европейскими блюдами. С моим приходом в ресторан мы стали вводить Паназию, ездить по мировым столицам, и смотреть на подобные нашему рестораны. Сегодня мы максимально подстраиваемся под наших гостей. Многие китайские гости, приходя к нам, просят русские блюда — и мы собираем для них небольшой сет из 3 блюд, максимально отражающих русский вкус (салат, напоминающий оливье, подкопчённую стерлядь с соусом биск и мороженое со вкусом медовика). Ну и, конечно, есть красная и чёрная икра. Но безусловно мы в первую очередь паназиатский ресторан.

У тебя же есть ещё и китайский шеф на кухне?
Да, шеф из Сингапура. И есть китаянка, работающая на дим самах.

Ты ведь участвовал в том знаменитом «собрании русских поваров» на фестивале Ikra. Что ты скажешь относительно будущего современной русской кухни? И правильно ли делить кухни по национальному принципу?
Конечно, все будут делить кухни по национальному принципу. Ты приезжаешь в страну и сразу же хочешь попробовать что-то местное. Русская кухня есть, как есть и продукты, которых нет больше нигде в мире. Один из ярких примеров исконной русской кухни — это ресторан «Матрёшка». Володя Мухин, братья Березуцкие и Антон Ковальков отвечают уже за современный подход к русской кухне.

А можно ли их кухни назвать русскими, или всё-таки она авторская?
Согласен. Но всё равно истоки у неё русские, как и база.

Ждёт ли нашу кухню такое же признание, как в свое время перуанскую?
Если помогут, то да.

А кто должен помогать?
В 2005 или 2006 году в Перу на правительственном уровне приняли закон о продвижении национальной кухни в мире. Они и стали продвигать её с помощью популяризации своего основного продукта — киноа, о котором мы тогда и не знали. Уже в 2011−12 все стали готовить перуанскую кухню.

То есть может пройти лет 10 прежде чем русская кухня «выстрелит»?
Вполне возможно. Но то, что уже делают наши ребята, — это фантастика. Раньше мы смотрели на великих шефов и думали, что они где-то далеко. А сейчас эти самые звезды с удовольствием приезжают к нам в гости. Только в одном «Турандот» уже были ужины с Массимо Баттура и Зайю Хасегава.

Какое соотношение отечественных и импортных продуктов в твоём ресторане?
Так как мы паназиатский ресторан, то у нас всегда есть мисо паста, стружка тунца бонито и сам тунец, как и рис — из Японии. Без некоторых аутентичных продуктов невозможно приготовить национальные блюда. Но есть и безусловно российские продукты — те же сыры нам привозят с производства под Петербургом, помидоры с ближайших ферм, зелень и другие овощи — тоже производят наши фермеры.

Какой процент постоянных гостей в ресторане?
Процентов 40. В основном это люди, которые уже были у нас на банкете. Многие гости приходят на бранч — здесь процентов 60 постоянных. «Турандот» был первым рестораном, который стал делать бранчи. У нас они к тому же проходят и по субботам, и по воскресеньям.

Это коммерчески выгодная история?
Выгодная. Но не настолько, как a la carte. Это фуршетная линия и сюда заложены расходы на еду, которая в конце всегда списывается. Выгоды меньше, но есть безусловно и прибыль. А ещё бранчи — хороший инструмент для привлечения гостей. Начинали мы с 30−50 гостей, а сегодня это 250−300 гостей за один день.

Гости стали экономить? Как обстоят дела в таких дорогих ресторанах, как «Турандот»?
У нас достаточно позиций в меню по комфортной цене. А ещё у нас есть такая опция, как «Открытое меню»: в любой день с понедельника по пятницу гости могут заплатить фиксированную сумму (3200 рублей) и без ограничения заказывать большую часть меню.

То есть утверждение, что «Турандот» это супер дорогой ресторан, — стереотип?
Стереотип. У нас много предложений, которые позволяют познакомиться с кухней ресторана без ущерба кошельку.

Сюда ходят за едой или атмосферой?
За тем и другим. Сказать, что только за едой, было бы неправдой. Когда я выхожу в наш прекрасный зал, то завидую сам себе.

Часто выходишь к гостям? Насколько они изменились — спрашивают, комментируют, может даже делают замечания?
Каждый день выхожу. Гости готовы общаться. По сравнению с нулевыми, когда все были очень закрытыми, сейчас они уже понимают, что за каждым блюдом стоит конкретный человек.

Расскажи про новогоднее меню. Самая главная ночь в году в «Турандот», если не ошибаюсь, ещё и самая дорогая в городе. Что будет в этом году?
Одна из самых дорогих, ты прав. В этом году новогодняя ночь посвящена сказкам «Тысяча и одна ночь». В меню будет 7 курсов: закуска из гребешка, оливье в виде золотого слитка, закуска из лобстера, креветки со спаржей, на горячее барамунди и ягнёнок, а десерт в виде лампы Аладдина.

Твои планы на 2020 год?
Глобальных проектов пока не планируем, хотя ведём переговоры по Чемпионату мира по футболу в Катаре. В ближайшее время я прорабатываю новый сет, который будет посвящён овощам.

Читать еще:  Что нужно знать повару

Дмитрий Еремеев: «Я уже 10 лет работаю в «Турандот», но не чувствую, что устал»

Дмитрий Еремеев,
шеф-повар ресторана «Турандот»

– Как вы пришли в профессию?

– В детстве я очень любил готовить и получал от этого большое удовольствие. Впоследствии кулинария стала моим увлечением и, будучи в подростковом возрасте, когда мне нужно было выбирать, в какое пойти образовательное учреждение, я решил поступать в кулинарное училище. Выбор пал на экономико-технологический колледж общественного питания, в котором я проучился четыре года по специальности «повар-технолог». Моя карьера началась в столовой при Администрации Президента. Дальше была армия, а потом – легендарный ресторан «Яръ» в гостинице «Cоветская». В 2000 году я пришел в «Кафе Пушкин» на должность повара и вырос до шеф-повара выездной трапезы (прим. ред. – кейтеринг), а в 2008 году пришел в «Турандот».

Флорентийский дворик в ресторане «Турандот»

– В «Турандот» вы работаете уже более 10 лет! Где черпаете вдохновение?

– В нашем ресторане довольно много направлений. У нас есть и китайская кухня, и японская, и паназиатская, много запросов на русскую кухню. Мы стараемся угодить каждому гостю и предложить ему именно то, что он хочет, разрабатывая новые блюда. Я много путешествую за границей и черпаю вдохновение у зарубежных шефов. Мы общаемся и делимся опытом с поварами внутри холдинга (прим.ред. – холдинг Maison Dellos насчитывает восемь ресторанов в Москве). Бывают интересные факультативные проекты – например, наша команда организовывала питание первого класса на борту «Трансаэро». Это был уникальный случай! Единственный, когда стационарный ресторан поставлял питание на регулярные рейсы. Было очень интересно! Мы готовили полностью весь цикл: от канапе и холодных закусок до горячих блюд и десертов.

Ассорти десертов в «Турандот»

– Хотелось бы повторить такой опыт?

– Конечно! Это было интересно и нам, и пассажирам. Сейчас мы готовим для частных джетов, но это другая история, там заказывают из постоянного меню. А для «Трансаэро» разрабатывалось отдельное меню, которое мы обновляли несколько раз в год.

– Какие еще были интересные знаковые проекты?

– Я возглавлял кухню на стадионе «Лужники» во время Чемпионата Мира по футболу. Перед этим был Кубок Конфедерации в городе Казань. Моя кулинарная жизнь происходит не только внутри ресторана, но и за его пределами. За счет этого я не стою на месте, а постоянно двигаюсь вперед. Я десять лет работаю в ресторане «Турандот», такая большая цифра, но я не чувствую, что устал.

– Кто ваш кумир?

– Я всегда полагаюсь на мнение и опыт Андрея Махова (прим.ред. – шеф-повар «Кафе Пушкинъ»). Работа с ним оставила большой отпечаток на моей карьере. Также был колоссальный опыт работы с Микеле Броджи, который открывал ресторан «Каста Дива». С ним было интересно работать.

– А помните свой первый провал?

– Провал – нет. Бывает, конечно, что гостям что-то не нравится. В этом случае мы узнаем, что именно. Если дело во вкусе, предлагаем альтернативу. Некоторое время назад в меню был бифштекс с грибом в соусе мисо. Гость не понял сочетания гриба в мисо, мы предложили другой гарнир и все остались довольны.

Дворцовая атмосфера в ресторане «Турандот»

– Расскажите, какие удалось проследить тенденции во вкусе гостя «Турандот»?

– В первый год работы ресторана меню было китайское, затем стало понятно, что русская публика не воспринимает аутентичные китайские блюда, и многие позиции убрали. Остались только знаковые: Зеленый салат с хрустящей уткой (990 руб.), Креветки с горчицей васаби (890 руб.), утка по-пекински. В дальнейшем, стали добавлять японские и европейские блюда, которые мы соединяли вместе, создавая новые вкусы. У нас даже есть примеры сочетания русской кухни с азиатской: например, Борщ Ям.

Зеленый салат с хрустящей уткой

– Что обязательно нужно попробовать в «Турандот», чтобы составить полное впечатление о легендарном ресторане?

– В «Турандот» есть два сета – Classic, который собрал классические блюда нашего ресторана: дим-сам «Турандот», салат с хрустящей уткой, говядина по-китайски в соусе из черного перца, и сет Modern, который постоянно обновляется. Оба сета отразят понимание нашей кухни и познакомят гостей с рестораном.

– Как меняется ресторанная жизнь в России? Какие тренды?

– Если сравнить рестораны пять лет назад и сейчас – это небо и земля. Сейчас открываются новые уникальные проекты, а дальше будет только интереснее. Честные хорошие рестораны работают битком. Например, в «Кафе Пушкин», которому уже почти двадцать лет, каждый день полная посадка. А тренды – безусловно, овощи! Всегда будет что-то новое.

Интерьеры «Турандот» – Колонны и хрусталь

– А в «Турандот» будет?

– Конечно, но пока это секрет. Намекну, что будут новые овощные блюда и интересная подача роллов.

Как повар-самоучка попал на кухню ресторана с тремя звездами «Мишлен» и изобрел парящий в воздухе десерт

В юности Майк Багал хотел стать кинорежиссером. «Мне очень нравилось писать, рисовать раскадровки и снимать любительские видео», — рассказывает он.

Закончив школу, он пошел учиться на вечернее отделение Университета Райерсона в Торонто и получил сертификат в области коммуникаций в кино. Но после возвращения в США с поиском работы что-то не задалось. Чтобы хоть как-то сводить концы с концами, молодой человек по совету друга подал заявку на вакансию повара в отеле Four Seasons в Палм-Бич. «Я был крайне удивлен, когда при полном отсутствии кулинарного опыта меня все-таки взяли», — признается сегодня Багал.

Хотя его познания о кулинарии были тогда весьма поверхностны, к еде у Багала всегда был живой интерес. Он вырос в Техасе и в детстве питался без изысков. «Отец много работал, и в рестораны мы ходили только по особенным случаям», — вспоминает повар. Несмотря на это, с самого раннего детства он не боялся пробовать что-то новое. «Я ел все, и когда мы ходили в рестораны, я старался заказывать то, что еще ни разу не брал. Эта жажда открытий впоследствии послужила катализатором моей любви к кулинарии», ― продолжает Багал.

Когда ему было 5 или 6 лет, отец отвел его в одну пекарню во Французском квартале Нового Орлеана. «Тогда я впервые увидел, что такое хлебная закваска и сливочное масло», — вспоминает Багал. Этого, по его собственным словам, «оказалось достаточно, чтобы заинтересовать мальчишку кулинарией» и тем, что с ней связано, вроде текстуры, разнообразных техник, аромата, вкуса и даже терруара (условий, в которых выращен или произведен продукт).

Читать еще:  Какие обязанности у повара

Карьеру в отеле Four Seasons Багал начал с кухни для банкетов, где готовил завтраки, обеды и ужины для 350 гостей. «Я работал по 16 часов в сутки ― в таком режиме иногда доводилось жить целыми неделями, ― говорит он. ― Я отдавался делу полностью и постоянно оттачивал мастерство». По выходным он покупал и изучал подержанные поваренные книги. Больше остальных он листал такие произведения, как «Основы кухни» Мишеля Бра, «Белый жар» Марко Пьера Уайта, «Соусы» Мишеля Ру и «Все о морепродуктах» Рика Стейна.

Через полтора года Багал перешел в ресторан Four Seasons, отмеченный наградами критиков, и стал там полноправным поваром. Позднее он работал в других локациях сети в Вашингтоне и Майами. Со временем его повысили до шеф-повара в Палм-Бич, где доверили развитие всей сети брендовых ресторанов и разработку меню.

В 2009 году, после четырех лет в Four Seasons, кулинар решился на серьезный шаг. По результатам продолжавшейся два дня скрупулезной проверки его пригласили в команду ресторана молекулярной кухни Alinea в Чикаго, которым владеет и руководит легендарный шеф-повар Грант Акатц.

Багал всегда любил экспериментировать с передовыми техниками: «Я обожаю играть с текстурой. Те, кто знаком с моей работой, знают, что через свои блюда я не только рассказываю какую-то историю, но и сопровождаю ее удивительными ощущениями». Новая роль на кухне Alinea дала ему огромную творческую свободу.

Через год после того, как Багал присоединился к коллективу Акатца, ресторану присудили три звезды «Мишлен» (с тех пор высокий статус заведения подтверждается ежегодно). Именно тогда шеф-повар создал свое самое известное творение ― съедобный воздушный шарик. «Мне хотелось, чтобы в воздухе парили маленькие съедобные пузырьки вроде тех, что были в фильме «Вилли Вонка и шоколадная фабрика», ― поясняет Багал. ― «Сцена, где Чарли летел среди пузырьков, всегда была одной из моих любимых во всей истории кино».

Сначала кулинар попробовал наполнить парящий десерт водородом. «Но когда я понял, что играю с потенциальной бомбой, то заменил его на гелий, ― смеется повар. ― На проработку первого рецепта у меня ушло около двух недель — в целом, не более 30 часов». Воздушные шарики из сладкой тягучей массы со вкусом зеленого яблока произвели среди посетителей ресторана фурор и быстро стали визитной карточкой Alinea.

Кулинарные эксперименты повара не всегда увенчивались успехом. Вернувшись в 2011 году из поездки в Токио, он решил пополнить меню ресторана новым блюдом. «По сути эта была кучка японского угля бинтетан, который мы поджигали и дым от которого наполнял помещение изумительным ароматом белого дуба, ― вспоминает Багал. ― Когда огонь угасал, официанты подходили к столу и представляли изумленным посетителям сюрприз из-под догоравших угольков: кусок говядины вагю, обернутой в тушеные бурые водоросли комбу и медленно томившейся под огнем».

Но когда это блюдо подавали впервые, один кусочек угля взорвался из-за скопившейся внутри влаги. «К счастью, гость не пострадал, и я сразу же понял, что для удаления влаги уголь нужно сушить в печи всю ночь, — рассказывает Багал. — Блюдо стало дико популярным».

В 2018 году повар ушел из Alinea. «К тому времени я дал ресторану все, что мог», ― рассказывает он. Вскоре Багал создал собственную консалтинговую фирму в сфере кулинарии Super Food Concepts. С тех пор он постоянно находится в разъездах по всему миру от Монреаля до Мумбаи, где выполняет проекты с различными брендами.

Совместные проекты включают партнерства с автоконцерном BMW (благодаря этому Багал успел поработать в пяти городах в Индии) и с нью-йоркским сервисом доставки еды Sakara (для него он разрабатывал меню на основе растительных продуктов). Кулинар несколько месяцев прожил в Гонконге, когда работал с Vogue. В рамках сотрудничества с модным журналом он с помощью еды и особого освещения создавал утонченную атмосферу, которая послужила гармоничным фоном для выставки работ самых легендарных фотографов издания.

«С помощью Super Food Concepts я очень надеюсь поработать вместе с другими творцами и торговыми марками не только в кулинарной сфере, ― делится планами повар. ― Именно такие проекты дают мне возможность проявить свое творческое начало как-то по-новому, ― и это полностью совпадает с видением моего собственного бренда».

Багал, помимо всего прочего, является страстным поклонником искусства. Своими главными музами он называет Сальвадора Дали, Энди Уорхола, Кита Харинга и Роя Лихтенштейна, а из фотографов — Питера Линдберга, Джимми Чина и Ника Найта (с последним он, кстати, недавно работал над общим проектом).

Любимые направления повара ― Токио, Гонконг и Мехико. В путешествиях он неустанно ищет новые техники и кулинарные традиции. Только за прошлый год он изучил хлебопекарские техники в Индии, приготовление пищи на сковороде вок и методы ферментации в Китае, а также искусство никстамализации (древнего метода приготовления кукурузы) в Мексике. Сугубо ради ознакомления он посетил еще более десятка локаций ― в их числе Мадрид, Прага, Падуя и Санторини.

Не так давно 38-летний шеф-повар женился на писательнице Кэт Оделл, которая пишет о кулинарии. Сейчас Багал, кажется, получает от кочевого образа жизни большое удовольствие. Но в этом году все изменится, ведь он планирует открыть новый ресторан (где именно, еще неизвестно, но, скорее всего, это будет Бруклин или Лос-Анджелес). Подробности идеи и концепции заведения он пока не раскрывает и говорит только, что ресторан «будет черпать вдохновение в современности и многообразии национальных традиций, сохраняя при этом стремление к новшествам и демократический подход к обслуживанию».

Больше всего Багал хотел бы пообедать в собственном ресторане вместе с актером Биллом Мюрреем: «По моему, он добавляет любому мероприятию какого-то обаяния, он блестящий комик и с ним всегда весело». Что шеф-повар приготовит для знаменитого киноактера? «Тако из свежих тортилий и много-много мескаля».

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector