Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Глен баллис шеф повар

О разнице между Москвой и Петербургом

Глен Баллис

Один из главных шеф-поваров Москвы. Его отличительный стиль — выверенный comfort food и внимание к продуктам. Глен родом из Австралии, свою деятельность в России он начал в 2007 году с работы в ресторане «Недальний Восток» Аркадия Новикова. Сегодня Глен Баллис — шеф-повар и совладелец Glenuill и Margarita Bistro в Москве. Помимо этого, он курирует кухню в Medusa, Magura и Avocado Queen, выступает бренд-шефом ресторанов Kuznya и Nama в Петербурге, владеет тремя ресторанами в Сингапуре.

Я работаю в Москве 12 лет. Но только с мая 2018 года начал сотрудничать с ресторанами Петербурга. Сперва возглавил «Кузню» в роли бренд-шефа, а сейчас руковожу кухней ресторана Nama, который в июле открыл Аркадий Новиков по соседству со своей же «Сыроварней». За время работы я заметил, что в Москве и Петербурге по-разному протекают процессы в ресторанном бизнесе, и публика по-разному относятся к ресторанам.

Про бизнес

В Москве рестораны контролируют инвесторы, в Петербурге — шеф-повара. Для первых — это бизнес, а для вторых — платформа для творчества. В Петербурге есть примеры, когда несколько шефов объединились в команду и на общие деньги открыли собственный ресторан. И это здорово, когда за концептом стоят люди, знающие сферу изнутри, а не просто пришедший инвестор.

В Москве рестораны контролируют инвесторы, в Петербурге — шеф-повара.

В целом, на мой взгляд, в Петербурге легче открыть ресторан. В этом городе публика более снисходительна к ошибкам и готова закрыть глаза, скажем, на отсутствие навороченного дизайна. Возможно, это связано с тем, что индустрия в Петербурге еще только на этапе становления. В Москве ресторанная сфера — это полностью про бизнес. Бизнес — это деньги. А деньги не прощают ошибок.

Про шефов

Иногда кухня в петербургских ресторанах слишком экспериментальная: шефы сочетают несочетаемое. Кому-то эти эксперименты даются хорошо, например, Евгению Викентьеву (Hamlet + Jacks) или Игорю Гришечкину («Кококо»). Я уверен, если бы они были в Москве, то достигли невероятного успеха, потому что в столице больше возможностей для талантливых шефов, больше денег для развития бизнеса и больше шансов стать популярным. Но я против выражения «шеф-повара — новые рок-звезды». Это полный бред. Хочешь стать рок-звездой — иди в музыку.

Раньше в почете были иностранные шеф-повара: их приглашали из мишленовских ресторанов для работы в Москве, а местных ребят никто не знал. Но сейчас российские шефы начали сами развивать индустрию. Это отлично! Плюс, они меньше просят за свою работу, чем иностранцы.

Про продукты

Российские рестораны — ни в Москве, ни в Петербурге — все еще нельзя сравнивать с европейскими. Когда я слышу вопрос «Почему в России нет Мишлена?», у меня начинает болеть живот. Я рассмеялся, когда узнал, что российские рестораны попали в лонг-лист рейтинга The World’s 50 Best Restaurants. Да, это дает надежду индустрии, заставляет людей верить, делать что-то и развиваться, но московские и петербургские рестораны все еще странно смотрятся по соседству с итальянскими и французскими заведениями. Качество продуктов и уровень сервиса в ресторанах Европы не идет ни в какое сравнение с нашими.

Когда я слышу вопрос «Почему в России нет Мишлена?», у меня начинает болеть живот.

В Петербурге проблемы с продуктами чувствуются острее, чем в Москве. Шпинат, салаты и другая зелень тут не очень хорошего качества. Возможно, это связано с некоторыми логистическими нюансами: до Петербурга продукты едут дольше, и в процессе перевозок многое портится. А до Москвы товар доезжает быстрее и, соответственно, остается более свежим. При этом цены на продукты одинаковые в обоих городах, хотя качество при этом может сильно отличаться.

Рыбу и морепродукты для всех своих ресторанов я заказываю у одних поставщиков. Дважды в неделю они привозят свежие гребешки, морских ежей в рестораны в Москве, и уже оттуда специальная служба доставляет все в Петербург. Это не очень удобно, но в основе гастрономических концепций у меня всегда лежат овощи и морепродукты, поэтому их качество принципиально важно.

Про будущее

Если говорить о трендах, то сейчас и в Москве и в Петербурге в ресторанах все больше внимания уделяют безотходному производству и общей экологичности. Я думаю, самая перспективная концепция в будущем — zero waste рестораны без отходов. Мы уже маленькими шажками двигаемся к этой цели: хороший пример — Дмитрий Блинов и его «Харвест», где команда использует продукты целиком и постепенно уменьшает количество отходов.

Глен Баллис: «Я возвращаюсь в Москву за куриным супом»

Бренд-шеф ресторанов Avocado Queen, Nama, Lucky Izakaya Bar (и многих прочих) – о своем характере, московском супе и китайских дим-самах.

Глен, последние пару лет у вас будто второе дыхание открылось – вы непрерывно что-то делаете, открываете рестораны один за другим. Что, как, почему?

У меня просто накопилась куча идей, которые я по разным причинам не мог реализовать. И сейчас, когда я снова работаю с Аркадием Новиковым, с которым мы начинали, с Антоном Пинским, с Иваном Кукарских, с Богданом Панченко, – я могу этими идеями заниматься. Это прекрасная возможность продолжать расти, развиваться в этой индустрии. Что-то будет получаться, что-то нет, будут какие-то ошибки, но это нормально.

Как вы с партнерами работаете над новыми проектами? Кто что придумывает, кто за что отвечает?

В основном с изначальной концепцией, с идеей ресторана к ним прихожу я. Коллеги думают, предлагают какие-то свои замечания, дополнения, и потом мы уже вместе работаем над рестораном детально. Мне очень повезло с партнерами: с одной стороны Аркадий и Антон – они практически мастодонты, с Аркадием я начинал больше десяти лет назад, а он уже тогда был очень опытный ресторатор. Иван и Богдан, наоборот, молодые, они новые в этом бизнесе, они совершенно по-другому на него смотрят, и у них тоже масса интересных идей. К примеру, идея Lucky Izakaya Bar у меня была уже давно, я вообще думал открывать это место сам, один, но поговорил с Иваном и Богданом и мы решили сделать это вместе. Иногда, наоборот, партнеры приходят ко мне и говорят: Глен, смотри, у нас есть вот такое помещение, давай придумай там что-то. Ну я и придумываю.

Про вас часто говорят, что вы очень жесткий шеф и с вами непросто работать на кухне. Это правда? На кухне вообще возможна демократия?

Читать еще:  Нужен шеф повар

Это правда. Я жесткий. Но на кухне – а тем более у меня сколько этих кухонь в разных ресторанах, с каким большим количеством людей я работаю, – на кухне надо быть жестким. Но при этом я справедливый, если ругаю, то за дело, если есть за что похвалить – я хвалю. И я всегда стараюсь слушать своих подчиненных, если им есть что сказать. Повара, с которыми я работаю, они учатся, развиваются и предлагают свои идеи, свои блюда – и, конечно, я готов с ними работать. Немало нынешних хороших шефов начинали у меня, а многие повара работают со мной еще с «Недальнего Востока». Если бы я был монстром, они бы давно от меня ушли. Ну и, кстати, тогда, в «Недальнем Востоке» и в Roni, я был куда жестче, я иногда просто с ума сходил. Сейчас я куда мягче.

Да и быть жестким непросто – когда кричишь на людей, ругаешь их за что-то, потом очень тяжело, переживаешь из-за этого. Я всегда переживаю.

Вы будете одним из преподавателей на курсе All Stars в Novikov School. Почему вы согласились принять участие, что будете рассказывать и кто, по-вашему, люди, которые туда придут?

Я очень редко участвую в каких-то мастер-классах, лекциях, хотя зовут меня, конечно, почти каждую неделю. На All Stars меня позвал сам Аркадий, сказал, что это хороший курс, вместе со мной там будут преподавать лучшие шефы. Я посмотрел школу – там отличное оборудование, отличная кухня, и подумал: ну а почему бы и нет, если кому-то интересно, что и как я готовлю, что я могу рассказать. Я буду как раз говорить о том, как использовать минимум ингредиентов и получать хороший результат. Я готовлю овощные блюда, например: морковь, морковь и морковь, брокколи с брокколи и брокколи, цветную капусту, тоже в трех видах. Кто придет? Не знаю, может, никто. (Смеется.) Ну на самом деле я надеюсь, что придут молодые. Новые, будущие шефы.

В последнее время в гастрономический мир приходит много людей со стороны. Все хотят открыть свое место, шефы и рестораторы берут в партнеры актеров, журналистов, всевозможных известных людей. Почему так происходит?

Все хотят успеха и процветания своему месту, а известное лицо – это бонус, возможность привлечь новых гостей. Ресторанный бизнес сейчас очень модный, многие идут в него именно из-за модности. Но все это лишь малая часть успеха, в конечном итоге все равно все зависит от хорошей атмосферы, от хорошей еды, это все равно главное, без них никакая звезда не поможет.

Куда сейчас ехать фуди за хорошей едой и вдохновением?

Определенно надо ехать в Остин, штат Техас. Невероятная еда, начиная с простой уличной и заканчивая топовыми ресторанами. Хьюстон тоже, он, собственно, недалеко от Остина. В Лос-Анджелесе, в Нью-Йорке тоже интересно, но Техас определенно номер один. В Европе – конечно Копенгаген. Это город с невероятным ресторанным рынком, там постоянно рождаются новые концепции, которые потом подхватывают по всему миру. Ну а вообще, место номер один в мире – это Гонконг. Там есть все: невероятная китайская еда, множество прекрасных японских ресторанов, европейские рестораны, сумасшедшие бары, невероятная уличная еда, дим-самы – просто супер.

Чего из ресторанной жизни в родной Австралии или в Англии, где вы долго работали, вам не хватает в Москве?

Да честно говоря, ничего. Ресторанная Москва развивается такими темпами, так здорово, что, мне кажется, тут уже все есть. Московские шефы потрясающе креативны. Когда ты работаешь в таких жестких условиях – мало хороших продуктов, эти санкции, – это очень подстегивает воображение. Я приезжаю в Испанию, там невероятное количество потрясающих продуктов. И что? Минимум шефов их используют. А здесь, в Москве, когда у тебя всего очень мало, ты используешь это на 120 %.

А наоборот, там не хватает чего-то?

Борща! Нет, если серьезно, здесь, в России, отличный куриный суп. В Австралии такого не готовят.

Вероятно, вам также будет интересно:

Кто едет на Ikra Talks

Новые рестораны Глена Баллиса в Москве и Питере

Австралийский шеф о воле Новикова и уговорах Путина

Глен Баллис — бывший шеф-повар новиковского «Недальнего Востока» и совладелец ресторана Glenuill — рассказал о Москве для богатых, высокомерии и переменах к лучшему. Эта беседа для регулярной рубрики «Города» была записана в другом мире — за день до введения правительством продуктовых запретов.

Я путешествовал по Азии и делал там рестораны, когда получил через общих знакомых приглашение от Аркадия Новикова быть консультантом на открытии ресторана «Недальний Восток». Так в 2007 году я приехал в Москву и работал в «Недальнем Востоке» с самого его открытия.

Как-то в «Недальний Восток» заехал пообедать Владимир Путин. Я хорошо помню этот момент: все шло как обычно, и вдруг в забитом людьми зале на минуту воцарилась тишина. Аркадий представил меня Путину и рассказал ему, что я хочу уехать. Путин поинтересовался почему, и я объяснил, что мне, как и многим иностранцам, здесь непросто. Холодно, дорого, далеко от всех городов в Европе и мире, никто не говорит по-английски. Да и атмосфера в городе тогда была не очень-то дружелюбной — одни бизнесмены в костюмах на огромных машинах. Путин сказал мне тогда: «Подождите, Москва вам еще понравится». В итоге получилось так, что я остался. Теперь я с трудом могу представить свою жизнь в каком-то другом городе. Тем более что и семья моя тут.

«Недальний Восток» всегда был местом для очень богатых людей — таким и остался. Все сановные персоны, приезжавшие в город, там побывали: король Испании, члены британской королевской семьи. Но я никогда не реагировал на них типа: «О-о-о-о, смотрите, кто пришел». Для меня каждый, кто приходил в ресторан и был готов потратить столько денег, уже являлся важной персоной. Могу сказать, что больше внимания мы уделяли постоянным посетителям: кухня в «Недальнем Востоке» находится прямо посреди зала, и я все время общался с клиентами. Я это делаю и в своем нынешнем ресторане, Glenuill, — со всеми здороваюсь, знакомлюсь.

Всем, что у меня сейчас есть, я обязан Новикову. Думаю, как и многие в индустрии, нравится это кому-то или нет. Он прекрасный бизнесмен и потрясающе понимает рынок. Пять лет назад он говорил мне: нам нужно использовать больше местных продуктов, это единственный способ выжить. Так и есть. Но сейчас, как мне кажется, он устал. Думаю, что, если бы у Аркадия было столько же энергии, сколько десять лет назад, это бы принесло много пользы новому поколению рестораторов. Потому что сейчас люди действительно охотятся за образованием.

Читать еще:  Роллы рецепт от шеф повара

Фотография: Егор Слизяк

Вместе с Новиковым мы открыли ресторан Roni, лапшичную Lucky Noodles, бар Mendeleev. Благодаря ему я познакомился с Сашей Оганезовым и Вилльямом Ламберти, моими нынешними партнерами по Glenuill, Zupperia и Honest. «Недальний Восток» я в итоге покинул пару месяцев назад: просто понял, что это больше не мое. Семь лет работы там меня истощили, не осталось идей, а готовить все-таки надо с душой.

Сейчас из всех трех ресторанов я больше всего времени провожу в Glenuill. Это очень австралийское по атмосфере место, открытое и неприхотливое, несмотря на то что мои партнеры никогда не были в Австралии, да и сам я на родину давно не ездил. Зато ко мне часто приходят австралийцы, недавно вот был австралийский посол. Перекочевали какие-то из моих бывших посетителей из «Недальнего Востока». Ходил, например, в «Недальний Восток» один мужчина, который никогда не здоровался со мной и даже не поднимал головы. Теперь он приходит сюда — и мы тепло общаемся, выяснилось, что он какая-то шишка в нефтяной компании.

Раньше в рестораны вкладывали миллионы долларов, потому что эти деньги можно было быстро отбить. Сейчас ситуация изменилась. Мы потратили порядка 350 тысяч долларов — достаточно скромную сумму. Поскольку бюджет был ограничен, мы старались максимально сэкономить на оформлении ресторана, почти весь дизайн делали сами. 90% вещей в интерьере и почти вся наша посуда — секонд-хенд. Покупали в интернете, что-то на барахолках. Бутылки мы купили у одного старичка-коллекционера, у которого целая комната в квартире ими заставлена. Из винных коробок сделали ящики для хранения приборов.

Точно так же когда-то мы делали Lucky Noodles: купили подержанные холодильники, а стены покрасили желтой краской, потому что она была самой дешевой. В Москве часто строят дорогущие рестораны, с кухней за полмиллиона долларов, самой современной техникой, но еда у них дерьмовая. Я в такие рестораны никогда не зайду: там готовят то, что я называю эго-едой. Посмотрите на Delicatessen, где ребята стряпают в какой-то каморке. И попробуйте, какая вкусная там еда.

Мы тоже в первую очередь думаем о качестве и свежести еды. У нас не все дико просто, зато вкусно. Мы печем собственный хлеб, мало полагаемся на холодильники — все, что нам сегодня привозят, стараемся подать на стол. Если я найду где-то вкусную морковь или артишоки, я могу запросто включить их в меню без каких-либо особых добавок. Мы, например, подаем элементарный салат из капусты — с трюфелем, соусом пондзу и сыром. И он страшно популярен у русских, хотя, казалось бы, простецкая капуста! Проблема только в том, что в Москве сложно найти постоянных и хороших поставщиков с местными товарами. Lavkalavka привозит какие-то интересные продукты, но мне кажется, у них слишком высокие цены.

Фотография: Егор Слизяк

Простое меню хорошо еще потому, что не надо все время контролировать, что происходит на кухне. Ведь это распространенная проблема (и не только в России), когда повара являются на работу с похмелья. Сам я сейчас почти не готовлю — только придумываю новые блюда. Мне уже 50 лет, я слишком стар для того, чтобы постоянно корпеть у плиты. Это же очень тяжело для организма — по 15–16 часов проводить на кухне. Когда я еще был молод, один шеф-повар сказал мне: «Ты ничего не заработаешь, пока готовишь». И он был прав. Но на то, чтобы это понять, у меня ушло 30 лет. Сейчас у меня натренированный персонал, и мне достаточно показать им один-два раза, как делать то или иное блюдо, чтобы они справились.

Вообще проблема нехватки профессионалов — главная в ресторанной индустрии. Я думаю, что за время работы в «Недальнем Востоке» я уволил с кухни около тысячи людей — за лень, ненадежность, обман, кражу. Не люблю, когда опаздывают. Этой жесткости я тоже учился у Новикова. Он же настоящий бульдог, все время орал на меня вначале: «Пробуй все сам! Никому не доверяй!» Благодаря такой твердости и дисциплине я контролирую свой бизнес и плачу всем вовремя, в то время как в соседних ресторанах людям задерживают зарплаты на три месяца. Люди знают, что я строгий, правда, если раньше я прощался без разбирательств, то теперь стараюсь быть спокойнее, терпимее. Я научился давать людям второй шанс — кажется, больше половины из тех, кто сейчас со мной работает, я в свое время уволил из «Недальнего Востока».

До конца года мы планируем открыть несколько новых мест. Хочу сделать правильный паназиатский ресторан, без всякого гламура. Вернуться к тому, что мы придумывали в «Недальнем Востоке» в самом начале. Сейчас я не вижу ни одного хорошего ресторана в Москве на азиатскую тему — еда везде ужасная. Многие из поваров, которые там готовят, никогда не жили в Азии и не любили ее, и это заметно. Где вы, например, можете съесть вкусные суши не за безумные деньги?

Вообще Москва напоминает мне Азию: здесь научились хорошо все копировать. Я постоянно вижу фотографии знакомых поваров в фейсбуке, которые постоянно путешествуют по миру, черпают идеи. Сам я тоже иногда скучаю по тем местам — по климату, по тому, что не надо платить 50 долларов за тарелку лапши. Смешно, но когда-то я говорил, что никогда в жизни не буду работать или жить в России или Малайзии. В итоге пожил и там, и там — и это, как ни странно, мои самые любимые страны в мире.

Пока я не приехал в Москву, я очень нервничал — постоянно слышал все эти разговоры про богатых надменных русских. И если вначале действительно было так, то с годами все изменилось. Теперь город полон молодых активных людей, и мне кажется, в этом большая заслуга мест типа «Стрелки» или «Красного Октября». Я сначала немного беспокоился: у хипстеров ведь никогда нет денег, они все тратят на одежду и фотоаппараты и ни во что не вкладываются. Но теперь вижу, что мои опасения не оправдались.

Читать еще:  Должностные обязанности повара

Глен Баллис на кухне ресторана «Недальний Восток»

Фотография: из личного архива

Я не понимаю только, почему все постоянно ворчат: вот продажное правительство, переделывает парки, меняет всю плитку, потому что чья-то жена владеет плиточной компанией. Но какая, к черту, разница, кто чем владеет, если в итоге у вас красивые парки и хорошие тротуары? Вот вчера прямо перед нашим рестораном установили заградительные столбики на тротуаре. Если бы их не было, то перед нами сейчас стояла бы куча машин. Мне вообще-то выгоднее, чтобы мои клиенты могли тут припарковаться, но я понимаю, что так лучше для города. Теперь здесь могут спокойно ходить люди. И Москва все больше становится городом именно для людей.

Сам я стараюсь как можно меньше пользоваться машиной, хожу пешком даже зимой. Отчасти потому, что здесь очень агрессивные водители. Недели две назад я ехал вместе с семьей, меня подрезал какой-то парень, я посигналил, после чего он попытался меня стукнуть. Я просто потерял контроль над собой, выскочил из машины, пытался за ним погнаться, но он уехал. Это очень энергичный и агрессивный город, надо сказать, что он пробуждает подобные эмоции.

Многие говорят: посмотрите, как русские ведут себя за границей! А я спокойно объясняю: здесь холодно восемь месяцев в году, здесь дорого, поэтому, конечно, когда они отправляются в теплую страну, где можно расслабиться, они ведут себя невежливо. Англичане еще хуже.

Да, я до сих пор не всегда понимаю, что происходит в России. Но это и хорошо. Иногда я встречаю людей, которые как раз понимают, и они в перманентном стрессе. Вот, например, сейчас никто не понимает, как скажутся санкции: может, завтра мы не сможем привозить сюда австралийское мясо или одежду от Dolce & Gabbana. Кто-то сказал мне, что Россия достаточно сильна, чтобы справиться со всем и выжить. И я думаю, что так и есть. Мне кажется, здесь по-прежнему много возможностей.

А не хватает мне в Москве разве что пляжа — прямо перед моим рестораном, вместо Садового кольца.

В Москве представили новый японский бренд

В ресторане Medusa Asian Kitchen Bar уникальное меню представили шеф-повар японских ре-сторанов Nama сети отелей AMAN Хидэёси Татэяма и бренд-шеф Medusa Asian Kitchen Bar Глен Баллис.

Ужин, состоявший из четырех курсов, стал демонстрацией традиционной японской простоты и изящества. Для каждой подачи был создан особенный коктейль на основе Roku от амбассадора бренда Анастасии Штерцер, который раскрыл вкус и аромат ингредиентов. Особым ингредиен-тов представленного меню стал фрукт юдзу. Этот гибрид мандарина и ичанского лимона являет-ся одним из 6 уникальных ботаникалов, входящих в состав напитка.

Говоря о трендах в гастрономии Глен Баллис отметил: «Я вообще не трендсеттер и не гонюсь за трендами. Я не знаю, что будет модным в следующем году. Зато я знаю, что люди хотят есть се-годня. Если в ресторане полная посадка, если он на плаву, значит он в тренде. С одной стороны — все очень просто. А с другой — сложно понять, почему одни рестораны выживают, а другие, вроде бы подобные, открываются и моментально закрываются. Вложения в тренды — это не дол-госрочная инвестиция».

«Я стараюсь, очень стараюсь не поддаваться сиюминутным соблазнам и хайпу. Я ориентируюсь на собственные чувства и ощущения. Ну, посмотрите на бургеры. Стало дико модно повсюду от-крывать бургерные — но 99% это же просто гадость!», — прокомментировал Глен Баллис модное гастрономическое увлечение многих крупных городов.

Он также подчеркнул, что выступает разко против любых трендов, потму что они портят качество. «Я готовлю то, что я люблю, то, что съел бы сам, то, что готовила моя мама. Вот моя философия. Мне неинтересно готовить то, что я бы никогда сам не заказал. И все, что мы делаем в наших ресторанах, мы делаем для гостей. И хотим, чтобы они были счастливы. Тогда этот бизнес мож-но будет назвать успешным», — сказал шеф.

Рассуждая о сочетании еды и алкоголя, Баллис отметил, что сам любит выпить, но нужно пони-мать, что алкоголь может привести к потере контроля. «Чем больше вы пьете, тем более депрес-сивными вы становитесь. Не все из нас. Но многие. Так что рекомендую пить легкие коктейли в лучших традициях Roku», — добавил он.

«Люби стали лучше разбираться в еде. Сейчас они не заказывают бездумно лобстера просто потому, что это круто и дорого. Они начинают выбирать, пробовать, думать, искать что-то интересное для себя, открывать новые вкусы», — прокомментировал изменение вкусов гостей своих ресторанов Глен Баллис.

Его азиатский коллега Хидэёси Татэяма рассказал, что главная задача шеф-повара сейчас — находить новые вкусы, свежие сочетания продуктов. «Гастрономический мир эволюционирует очень быстро. Раньше продукты из Японии были не так популярны — теперь же без них сложно представить многие рецепты. В том числе и рецепты коктейлей», — сказал он.

«Сейчас в топе все новое. Новые травы, новые напитки, новые насекомые, части животных, кото-рые раньше не использовались. Открывать неизведанные вкусы и сочетать их с подходящими напитками— вот чем сейчас модно заниматься в гастрономии», — рассуждает Хидэёси Татэяма.

На вопрос, кто в ресторане главный: шеф или клиент, он ответил однозначно: «В наше время у шеф-повара больше власти, чем у клиента. Задумка шефа главнее желания гостя. Ресторан — наша территория, на которой мы устанавливаем правила. Мы постоянно совершенствуем меню, мы открываем новые вкусы, мы стараемся удивлять. Мы предлагаем вам идею. А принимать ее или нет, дело каждого».

В том, как же правильно употреблять сакэ, Татэяма не был столь категоричен: «Сакэ отлично под-ходит к любому японскому блюду, у них прямо какая-то природная связь. Можно пить сакэ любой температуры — главное, чтобы она была комфортной. Ну, и из правильной посуды желательно: горячий напиток из стопки, холодный — из винного бокала, чтобы насладиться ароматом».

«Люди ищут все более и более сложные вкусы. Им уже неинтересна классика. Их окружает мно-жество вкусов, и им хочется их правильного сочетания», — экспертно заявил японский шеф.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector