Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
1 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Повара площадь суворова

Обеды «по-суворовски»: почему великий полководец всегда возил с собой личного повара

Общеизвестно выражение Суворова: Завтрак съешь сам, обед раздели с другом, ужин отдай врагу». Обычно считается, что это такой афоризм военной мудрости. Великий полководец подчёркивал важность для воина быть в полной готовности к длительным маршам и к бою. Особенное значение Суворов всегда придавал действиям ночью и на рассвете, когда противник скован сном. Потому важно самому не впадать в долгий сон ночью, а лучшее средство для этого – не наедаться сытно вечером.

Что касается завтрака, то тут понятно: утренняя трапеза у солдата должна быть самая полноценная, ибо что там будет днём – неизвестно. На войне как на войне. Суворов сам следовал некоторым из этих рекомендаций. Впрочем, оказывается, дело тут было не только в военных соображениях.

Суворовский обед

В походно-полевой обстановке Суворов просыпался задолго до рассвета, около часа пополуночи, и долго мылся ледяной водой – сгонял с себя сон. В два часа он пил крепкий чай, выпивая обычно чашки три. В скоромные дни он пил чай обязательно с густыми сливками, в постные – пустой, но всякий раз с сахаром. Суворов вообще потреблял, как увидим, немало сахара, и это, видимо, в значительной степени удовлетворяло нужду его организма в легко усваиваемых углеводах.

Чаепитие можно рассматривать как своего рода «суворовский завтрак», который он поглощал сам. Обед он действительно разделял с друзьями – подчинёнными генералами и офицерами штаба. При этом обед у Суворова приходился на то время, когда обычные люди завтракают – восемь часов утра. Изредка, если к обеду ожидали приглашённую важную особу, за стол садились в девять утра.

На обедах у Суворова было не больше семи перемен блюд, что по тем временем считалось у знатных персон очень скромным, даже в военно-полевых условиях. При этом сам Суворов ел очень мало. Он обычно спрашивал у повара, что тот готовит к обеду. Повар перечислял все блюда, предназначавшиеся для гостей.

«Ну, а щи есть?» – спрашивал Суворов в скоромный день. В постные дни Суворов спрашивал уху. Повар отвечал, что есть. «А жаркое какое-нибудь есть?» – иногда, но далеко не каждый день спрашивал Суворов. Эти первые и изредка второе блюда предназначались лично для него.

В обед рядом с Суворовым всегда стоял его камердинер Прошка Дубасов. Ему полководец вменил в обязанность следить, чтобы его хозяин не увлекался едой. Если Прошка забывал вовремя отнять тарелку, то Суворов потом сильно пенял ему за это.

Это не было какой-то причудой великого полководца. Он всегда испытывал проблемы с желудком. Увлёкшись едой, он мог съесть больше, чем следовало, и ему становилось не на шутку плохо.

Из-за желудочной болезни Суворов и своего повара всегда возил с собой на званые обеды, даже к самой императрице.

Алкогольные пристрастия Суворова

Сказанное, однако, не исключало употребления Суворовым алкоголя. Крепкие напитки вообще считались тогда вроде лекарства, и Суворов вполне разделял это убеждение. Когда при нём кто-то из офицеров, занедужив, просился в госпиталь, он рекомендовал ему выпить чарку водки с толчёным перцем. «Доктора тебя заморят, – всегда прибавлял он. – На первый день тебе будет постель и кушанье хорошее, а на третий день – гроб». Он и сам, чувствуя недомогание, первым делом всегда выпивал рюмку импровизированной перцовки – то есть обычной горькой водки с мелко настроганным туда стручком жгучего перчика.

Перед обедом, который уже описан выше, полководец всегда выпивал рюмку тминной водки – очень сладкой и не сильно крепкой. Закусывал ее куском редьки с солью. Во время обеда Суворов пил венгерское вино или сладкую малагу, никогда, впрочем, не налегая на них. В праздники пил за обедом шампанское.

Где-то в полдень Суворов выпивал стакан английского пива с сахаром и натёртой лимонной коркой, после чего ложился немного поспать. Этот дневной сон компенсировал недостаток ночного сна.

Обед, происходивший во время завтрака, был у Суворова единственной полноценной трапезой за день. Вечером, незадолго до отхода к ночному сну (полководец ложился на закате), он съедал десерт. Последний обычно состоял из лимона, порезанного на дольки и густо обсыпанного сахаром или из нескольких ложек варенья. Десерт съедался под сладкое вино типа малаги. Более сытного ужина у Суворова не было, так что можно сказать, что он его «оставлял врагу».

Суворовская закалка

Суворов очень тщательно соблюдал церковные посты, не исключая и военного времени, хотя в походе воин освобождается церковью от обязанности всегда придерживаться пищевых запрещений. Впрочем, во время Великого поста Суворов вкушал рыбу, хотя в обычных условиях церковь это не позволяет. Всю Страстную неделю он даже не притрагивался к пище, а пил один лишь чай.

У Суворова было много оригинальных привычек, из-за которых он казался окружавшим его своего рода сверхчеловеком. Все удивлялись его способности переносить холод. Никогда его, даже в самые сильные морозы, не видели иначе, как в простом мундире. Это было результатом длительной системы закаливания организма, которую Суворов начал практиковать ещё в отрочестве, готовясь к военной службе.

Но это не значит, что он был нечувствителен к холоду. Периодические переохлаждения требовали компенсации, и у себя дома Суворов жарко натапливал печи, так что ходил совершенно раздетым. Надо полагать, это способствовало лучшей циркуляции крови, чем у большинства его современников, сидевших закутанными в сукно в сырых и прохладных комнатах. Вообще, Суворов интуитивно понимал значение физических упражнений, водных процедур и гигиены тела лучше большинства докторов своего времени.

Все эти сведения о прославленном русском полководце почерпнуты из воспоминаний отставного сержанта Ивана Сергеева, непрерывно прослужившего рядом с Суворовым шестнадцать лет. Воспоминания были впервые опубликованы в 1842 году в журнале «Маяк».

Тема: Кулинарное хобби Суворова

Еда для победителей

Великий русский полководец Александр Васильевич Суворов (1730—1800) был не только российским генералиссимусом, но графом Священной Римской империи, фельдмаршалом австрийской армии, князем Италийским, графом Римникским, наследным принцем Сардинского королевского дома и т. д. Все эти высокие звания сын скромного подпоручика русской армии заслужил своими подвигами в ратном деле, а также достижениями в теории военного искусства.

Читать еще:  Повар дмитрий блинов

Суворов является автором знаменитой книги « Наука побеждать», им создана оригинальная система взглядов на способы ведения войны и боя, воспитания и обучения войск. При этом стратегия Суворова всегда носила наступательный характер: этот знаменитый полководец не проиграл ни одного сражения!

Свое офицерское звание будущий генералиссимус добывал солдатской службой. Опыт Семилетней войны, в которой он участвовал, привел Суворова к выводу, что основой военного успеха является смелость самого полководца, приводящая его к принятию решения теоретически наиболее невозможного для противника, а также смелость каждого солдата. Решающее значение во всем этом Александр Васильевич придавал нравственному моменту. В его системе работа над душой солдата была поставлена на первое место. Дисциплину он основывал не на страхе, а на совести. Что объединяло всех суворовских солдат и командиров в единое целое.

Особенно заботился полководец о своевременном снабжении своих солдат пищей. Для этого он всегда высылал артельные котлы с продовольствием вперед, так что к подходу войск на ночлег им всегда был готов горячий обед. Нередко эти походные котлы он подтягивал прямо к полю сражения, чтобы дать возможность своим героям подкрепиться сразу после победы. Примечательно, что великий полководец всегда учил подчиненных «не рассказом, а показом»: даже будучи фельдмаршалом, Суворов всегда питался из общего с солдатами котла, дословно разделяя с ними хлеб, щи и кашу. И не только ел приготовленные солдатскими поварами блюда, но и лично стал автором некоторых из них. Как свидетельствуют историки, придуманные полководцем блюда пользовались у его воинов неизменным успехом. Вот их рецепты.

Рецепты на заметку!

Щи «Суворовские»

Продукты: 1 стакан перловой крупы, горячая вода, 500г белокочанной капусты, 2 моркови, 1 репа, 200г свиного шпика, 2 луковицы, 1 корень петрушки, растительное масло для жарки овощей, соль по вкусу.

Перловую крупу промойте и залейте горячей водой на 2−3 см выше уровня крупы. Поставьте варить. Когда крупа набухнет, излишки воды слейте, а саму крупу положите в другую кастрюлю с кипящей водой (или кипящим говяжьим бульоном) и варите в течение 10−25 минут. Затем капусту нарежьте кусочками 2×2 см, а морковь, репу и корень петрушки — дольками.

Разогрейте на сковороде растительное масло и обжарьте нарезанные овощи. Вскипятите в кастрюле воду, заложите туда пассированные овощи и поставьте варить. А свиной шпик мелко нарежьте и обжарьте на другой сковороде до тех пор, пока не вытопится половина жира. Затем добавьте мелко нарезанный репчатый лук и обжарьте все вместе. Эти шкварки с луком положите в щи в конце варки. И — приятного вам аппетита!

Похлебка по-суворовски

Продукты: 200г рыбного филе, 400 мл рыбного бульона, 2 небольших картофелины, 4 небольших луковицы, 4 моркови, 4 свежих помидора, 200г любых свежих грибов, 6 зубчиков чеснока, 8 долек лимона, сливочное масло, зелень петрушки.

Филе рыбы нарежьте на кусочки, слегка обжарьте его на сливочном масле с обеих сторон, положите в глиняный горшочек или кастрюлю, налейте рыбный бульон и добавьте нарезанный ломтиками сырой картофель. Лук обжарьте вместе с грибами и морковью, положите в приготовленную похлебку, доведите до кипения и варите 15 минут на слабом огне.

Зелень промойте и мелко нарежьте, свежие помидоры нарежьте ломтиками и добавьте их в похлебку перед тем, как подавать на стол. А в последнюю перед подачей минуту добавьте туда и растертый чеснок.

Советуем попробовать приготовить эти, весьма несложные в исполнении блюда.

Публикации

Распорядок дня А.В.Суворова 22.05.2018 15:53

День Суворова начинался с первыми петухами: он приказывал будить себя в первом часу ночи (по другим данным вставал он в 2 либо 3 часа ночи). Он приказывал себя будить, не слушая никаких отговорок: “Если не послушаю, тащи меня за ногу!”, говорил он своему денщику или камердинеру. Сразу после подъема Суворов начинал нагишом маршировать по комнате туда-сюда. Все это продолжалось около часа. Во время таких тренировок он учил языки: держал в руках тетрадки и твердил татарские, турецкие и карельские слова и разговоры. Для практики в последнем языке он у себя держал несколько карелов из собственных своих новгородских вотчин. После такого урока он умывался: ему приносили в спальню два ведра самой холодной воды и большой медный таз. В продолжение получаса он выплескивал из ведер воду себе на лицо, говоря, что это помогает глазам. После этого камердинер должен был оставшуюся воду тихонько лить ему на плечи, так чтобы вода стекала ручейком и катилась по локтям. Мытье заканчивалось во втором часу ночи. Обтирался Суворов перед камином. В это время входил в спальню его повар с чаем. В скоромные дни он пил по три чашки со сливками, без хлеба и сухарей, в постные — без сливок. Строго соблюдал все посты, не исключая среды и пятницы. А во время Страстной недели Суворов ничего не ел, а только пил один черный чай без хлеба. Когда подавался чай, Суворов требовал белой бумаги для записи своих выученных уроков. После чая он спрашивал повара, что тот будет готовить и что будет у него для гостей. Повар отвечал. “А для меня что?” — спрашивал Суворов. В постный день повар отвечал: уха, а в скоромный — щи. Вторым блюдом было жаркое. Сладкого Суворов никогда не ел, соусов тоже. Большой званый обед для гостей у него был из семи блюд, а иногда и более. Если кто желал угостить обедом Суворова, то приглашал к себе его повара — другой стряпни он не ел. Суворов очень любил, когда у него обедали и говорили много за столом, но не терпел тех, кто много ел. Раз один приезжий иностранец обедал у Суворова и удивил его и всех присутствующих своим аппетитом. Всякое блюдо быстро исчезало. Суворов смотрел с изумлением. На другой день он не мог позабыть этого посещения и сказал: “Ну, спасибо гостю, он первый изволил отдать справедливость искусству моего повара, ел, как будто у него нет желудка».

Читать еще:  Что делает повар

После чая он, все еще неодетый, садился на софу и начинал петь по нотам духовные концерты Бортнянского и Сарти. Такое пение продолжалось целый час. Он очень любил петь. Голос у него был бас. После пения Суворов спешил одеваться: туалет свой он совершал не более пяти минут и в конце еще раз умывал лицо холодной водой. Ранее еще семи часов Суворов отправлялся на развод. После развода, если не было докладов и дел, он принимался за чтение газет, которых выписывал больше десятка. По окончании чтения газет Суворов спрашивал, подано ли кушанье. Садился он за стол в 8 часов утра (это был у Суворова обед). Перед обедом он пил рюмку тминной сладкой водки (надо при этом упомянуть, что Суворов не любил пьяных: даже зимой приказывал поливать водой у колодца таких крестьян, которые шибко пьянствовали). Прибор за столом у него был самый простой: оловянная ложка, нож и вилка с белыми костяными черенками. Перед обедом, идя к столу, он громко читал “Отче наш”. Кушанья не ставили на стол, а носили прямо из кухни, с огня, горячее, в блюдах, обнося каждого гостя и начиная со старших. Суворову подносили не всякое блюдо, а только то, которое он кушал. Суворов соблюдал величайшую умеренность в пище, так как часто страдал расстройством желудка. Камердинер Прошка всегда стоял позади стула и не допускал ему съесть лишнее, прямо отнимая тарелку, не убеждаясь никакими просьбами, потому что знал, что в случае нездоровья Суворова он же будет в ответе и подвергнется строгому взысканию: “Зачем давал лишнее есть?” Обычная фраза упрека в подобных случаях. И если в момент снятия со стола тарелки с недоеденным кушаньем разгневанный его барин спрашивал: «по чьему приказанию он так поступает? Прохор обычно отвечал: «по приказанию фельдмаршала Суворова». — «Ему должно повиноваться» отзывался Суворов. В продолжение обеда Суворов пил немного вина, а в торжественные дни — шампанское. Суворов никогда не завтракал и не ужинал (хотя по другим сведениям, иногда ужинал). Лакомств и плодов он не любил. Изредка только, вместо ужина, подавали ему нарезанный ломтиками лимон, обсыпанный сахаром, да иногда ложечки три варенья, которые он запивал сладким вином. После стола Суворов всегда крестился три раза. Вообще он молился очень усердно и всегда с земными поклонами, утром и вечером, по четверти часа и более. Во время Великого поста в его комнатах всякий день отправлялась Божественная служба, а сам он служил дьячком, т.е. псаломщиком. В обыкновенные дни после обеда Суворов умывался, выпивал стакан английского пива с натертой лимонной коркой и с сахаром (это тогда был модный напиток) затем раздевался догола и ложился в постель спать часа на три. Встав после сна, он одевался очень быстро. Не терпел, чтобы в доме его были зеркала, и если в отведенной ему квартире оставались такие, то их закрывали простынями. “Помилуй Бог, — говорил он, — не хочу видеть другого Суворова”. Суворов не меньше зеркал не терпел своих портретов. Зимою ни в какой мороз не носил он мехового платья, ни даже теплых фуфаек, или перчаток, хотя бы целый день должен был стоять на морозе. Плаща и сюртука не надевал в самый большой дождь.

В своем новгородском имении Суворов точно так же рано вставал, ходил в церковь, по праздникам звонил в колокола, играл с ребятишками в бабки. На Масляной неделе строил ледяную горку. Зимой катался по льду на коньках. Простота его доходила до того, что он вместо лодки переправлялся по реке в чану, протянув канат с берега на берег. Суворов говорил, что военным надо на всем уметь переплывать реки — и на бревне, и на доске. Суворов ежедневно ходил по десяти и более верст, и когда уставал, то бросался на траву и, валяясь несколько минут на траве. Про Суворова также сохранилось одно высказывание иностранца: «…Суворов обедает утром, ужинает днём, спит вечером, часть ночи поёт, а на заре гуляет почти голый или катается в траве, что, по его мнению, очень полезно для его здоровья».

Спать ложился Суворов в 22.00-23.00.

(составил Д.Ю. Гончаров с использованием Полянский М. «Памяти Суворова»).

Как граф Суворов крестьян актерствовать учил

Владимирцы всегда были заядлыми театралами.

04.06.2012 в 11:23, просмотров: 2699

Оказывается, еще до того, как в городе в 1851 году было построено деревянное здание первого театра, театральная жизнь вовсю бурлила в нашей губернии. Но актерами были в основном… крепостные крестьяне. Преподаватель музыкальной школы №1 Наталья Владимировна Прошина по крупицам восстановила историю крепостных театров, начиная с 18 века.

В искусство — с шести лет

— В середине 18 века не иметь крепостного театра у дворян считалось дурным тоном. Владеть собственным театром было дело престижа, — утверждает Наталья Владимировна. — А вот уровень у каждого театра был свой.

Тут все зависело от уровня образования помещика, от его вкусов и, разумеется, кошелька. Небогатые дворяне устраивали представления в одном из залов своего имения, собрав туда стулья. Его актеры сегодня грядки пололи, а назавтра шли «представлять» Ромео и Джульетту. Более состоятельные и приближенные к искусству не только строили театральные здания – со сценой, партером и ложами, но и обучали своих крепостных грамоте, языкам, музыке, актерскому мастерству с самого детства.

Талантливые дети подбирались из сотен. Чтобы ребеночек был ангельской внешности, гибкий, голосочек серебряный. В некоторых имениях были подобия музыкально-театральных школ. Бывало, что обучение в них начиналось с 6-7 лет. Барин выписывал учителей из-за границы, следил за обучением, а иногда и сам принимал в нём участие.

«Передвижной» театр Суворова

Одним из известнейших владимирских помещиков был граф Александр Васильевич Суворов. Выдающийся русский полководец слыл заядлым театралом. А поскольку имения графа были разбросаны по нескольким уездам, его небольшой крепостной театр, переезжал с места на место за своим хозяином.

Когда Александр Васильевич не был занят военными делами, он сам преподавал юным актерам азы грамоты и театрального искусства. Но о театре не забывал. Сохранилось много писем великого полководца к своему приказчику, где кроме прочих указаний он советовал управляющему имением, как наилучшим образом учить актеров декламации. И о том, что, к примеру, Ваське лучше комические роли играть, а Петьке – быть трагиком. «Мальчиков питай в благонравии», — писал он в одном из писем. Суворов был человеком щедрым и справедливым: покупал хорошие музыкальные инструменты, ноты, а также разрешал актёрам своего театра зарабатывать, выступая за деньги в других домах.

Читать еще:  Повар должностные обязанности кратко

С 1784 по 1786 год Суворов жил в своём имении Ундол (в Собинском районе), там же два года находился и его театр, хор, а также небольшой оркестр. Суворов сам руководил подготовкой певчих и актёров, распределял роли и наблюдал за репетициями.

Суворов очень любил церковную музыку. Он часто пел басом вместе со своими хористами духовные концерты Бортнянского и Сарти.

В 1786 году, когда Суворов отправился на войну, театр был распущен. Крепостные крестьяне занялись привычным крестьянским трудом.

Вольная для актера

Если для Суворова театр был не более чем модным увлечением, то другие помещики видели в нем смысл если не жизни, то основной своей деятельности.

Например, в селе Андреевское (недалеко от Покрова) с 1792 по 1805 годы действовал крепостной театр графа Александра Романовича Воронцова. Сиятельный граф специально построил каменное здание с залом на 200 мест, который соединялся с господским домом крытой галереей. Сцена чудо-театра была оборудована лучшими на тот момент театральными механизмами.

Труппа Воронцовского театра насчитывала несколько десятков человек: оркестр – 40, оперные и драматические актёры – 60 человек, балет – 25 человек и более 20 человек обслуги: гримеры, парикмахеры, капельдинеры и так далее.

— Спектакли шли 1-2 раза в неделю, — с увлечением рассказывает Наталья Владимировна. — Обычно ставились комедии зарубежных и русских авторов: Мольера, Шеридана, Бомарше, Гольдони, Сумарокова, Фонвизина, Княжнина. Кроме того игрались оперы а также, что было большой редкостью, комические оперы русских композиторов XVIII века — Фомина, Пашкевича, Соколовского.

Воронцов был великим гуманистом — отменил в своих поместьях телесные наказания, давал крепостным актёрам и музыкантам такое хорошее образование, что некоторые из них даже могли переводить на русский язык французские и итальянские пьесы! Некоторые из его крепостных актёров, получив «вольную», с успехом играли в императорских театрах.

Часть усадьбы Воронцова сохранилась и по сей день. Ныне здесь расположен интернат для престарелых.

Замуж за актрису

Герой войны 1812 года помещик Николай Никитич Названов содержал театр в своём имении в селе Приклон Меленковского уезда более 33 лет! Сначала представления давались для хозяина и его гостей, но в 1830-1840-е годы Названов стал вывозить свой театр на гастроли по Владимирской губернии. Несколько раз они с успехом выступали во Владимире. Владимирский губернатор сей почин всячески приветствовал, и велел городскому полицмейстеру «оказывать труппе всевозможные вспомоществования».

— Труппа состояла из «дворовых людей», — продолжает рассказ Наталья Владимировна. — Хозяин, конечно, устраивал репетиции, но режиссерской работой тогда особо никто не занимался: громче, тише, направо, налево… Серьёзного внимания образованию крепостных актёров Названов не уделял, однако, уважал их, и во время гастролей некоторые спектакли шли в пользу «господ актёров».

В уездных городах театр посещала довольно широкая публика (мелкие чиновники, приказчики, учителя, фельдшеры), поэтому и репертуар был рассчитан на незатейливые провинциальные вкусы. Часто играли лёгкие комедии с пением и танцами, водевили и мелодрамы. Названия сейчас вызывают улыбку: «Новый бедлам, или Прогулки в доме сумасшедших», «Капельмейстер, или Не вовремя гость хуже татарина», «Поцелуй по векселю», «Дядя напрокат».

Во время гастролей спектакли обычно шли 2-4 раза в неделю. В один вечер могло идти по две-три пьесы. Довольно обширный репертуар — около 50 наименований– требовался для поддержания интереса публики, поэтому одна вещь давалась за сезон не более двух-трёх раз. Зачастую актёры не успевали выучить свои роли наизусть, и слова говорили «под суфлера». Практиковались как разовые билеты, так и абонементы на несколько спектаклей, устраивались бенефисы ведущих актёров. Гастроли Названовского театра во Владимире проходили от Рождества до начала Великого поста.

Лучшей актрисой театра Названова была Стефанида Бажанова. Барин в крепостную актрису влюбился, дал ей вольную, и вскоре Стефанида стала венчанной женой хозяина и матерью его троих детей. После смерти мужа Бажанова получила большое наследство, но его родственники выселили её из дома и долго с ней судились.

Театр же прекратил своё существование и был распущен.

Гремел на всю Россию

Но самым известным Владимирским крепостным театром был театр Шепелева. Находился он под Муромом, на Выксе.

— Шепелев был баснословно богат – имел чугунно-литейный завод, — рассказывает Наталья Владимировна. — Его театр считался крупнейшим в тогдашней России, он соперничал с Императорскими театрами по богатству и качеству постановок, техническому оснащению. Помимо талантливых и прекрасно обученных крепостных артистов, на сцене Шепелевского театра выступали известные зарубежные и русские (вольные) певцы и актёры, им платили немалые гонорары.

Газовое освещение тогда имелось всего в двух театрах во всем мире: в Париже и у Шепелева, под Выксой.

Но Шепелев настолько был занят театром, постановками, что совсем не обращал внимания на производство. Многочисленные конкуренты применяли более совершенные, новаторские технологии в чугунно-литейном деле.

И в 1847г. Иван Дмитриевич Шепелев разорился. Чтобы покрыть многочисленные долги, опекунский совет закрыл театр и начал продажу с аукциона движимого и недвижимого имущества господ Шепелевых. В первую очередь был выставлен на торги весь богатейший театральный гардероб, сценические механизмы, газовое осветительное оборудование и многое другое. Сообщения об этом печатались в газете «Владимирские Губернскiя Ведомости» в течение 11 лет!

… С отменой крепостного права были распущены все крепостные театры. Некоторые артисты продолжили актерствовать, другие стали заниматься крестьянским трудом или нашли себе другое занятие по душе. Во Владимире к той поре уже построили театр.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector