Dailychef.ru

Еда и Кафе: справочная информация
8 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Плавучий ресторан серебряный кит

Петербуржцы против Лох-Невского чудовища: активисты просят убрать дебаркадер из города

«Серебряный кит» — так называют его владельцы. По оценкам ихтиологов, киты живут с полвека. Это сооружение, конечно, не рыба и не кит, но оказалось весьма живучим. Вот уже с десяток лет против этой харчевни на воде выступают жители самых разных районов Петербурга , где бы он ни появился.

ФОТО Дмитрия ШЕРИХА

С весны прошлого года дебаркадер стоит на Неве напротив парка Бабушкина. Но даже здесь, в некотором отдалении от исторического центра, плавучее сооружение вызывает множество негативных отзывов. Что неудивительно: ни дизайном, ни колером дебаркадер не вписывается в классическую архитектурную среду города и строгих невских берегов.

Появление неких объемных причудливых сооружений в окружении исторической застройки в центре города редко бывает приемлемым с точки зрения сохранения архитектурной среды. Это если не катастрофа, то по крайней мере хулиганство. Можно вспомнить, что даже такое, на первый взгляд, безобидное новшество, как фонтан на фоне Стрелки Васильевского острова, в значительной мере исказило облик невской панорамы. На набережных выше по течению Невы тоже преобладает историческая застройка, хотя и не столь запоминающаяся. И когда там появляется современное сооружение, может быть, стоит оценивать его не сразу, а спустя какое-то время. Если оно не приживается в сознании людей, то его необходимо убирать, — считает член президиума Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК Олег Иоаннисян .

Прошел почти год, но жители Невского района так и не привыкли к новому объекту на Неве. Зимой дебаркадер еще сливался с окружающими его льдами. Теперь же, когда снег и лед сошли, на фоне бывшей рабочей окраины Петербурга он выглядит как надутый серебряный шар, случайно прибитый волной и ветром к парапету.

Об истории «Серебряного кита» и появлении его у проспекта Обуховской Обороны наша газета писала не раз. Напомним вкратце.

Плавучий ресторан «Серебряный кит» построен на «Северной верфи» более 10 лет назад по проекту архитекторов мастерской «Поле-дизайн» Владислава Савинкина и Владимира Кузьмина , а над его интерьерами работал Андрей Волков .

По задумкам создателей, плавучая конструкция должна была отличаться от привычных дебаркадеров, проектируемых на основе корабельных традиций, и символизировать кита, который обитает в северных широтах. Поэтому-то, объясняли дизайнеры, «созданная архитектурная форма выполнена в серебряных тонах Арктики».

Сооружение изначально планировали использовать в первую очередь как казино, но пока оно строилось, игорный бизнес попал под государственный запрет. Поэтому сооружение переформатировали под трехпалубный ресторан. Причем эксплуатировать ресторанную баржу сначала хотели на Москве-реке, но даже там «чуду-юду» речного общепита места не нашлось, размещение дебаркадера в столице не согласовали. Затем много лет «серебряной» барже искали место на берегах Невы.

Сначала коммерсанты хотели пришвартовать ресторан у набережной Лейтенанта Шмидта, но эта стоянка не была разрешена городскими чиновниками. Дебаркадер временно разместили возле Летнего сада, но даже мимолетное появление выпукло-вычурного сооружения в центре Петербурга вызвало бурную негативную реакцию. Решили было отправить «кита» к Выборгской набережной, но до нее он не доплыл и несколько лет простоял в районе Морского порта. Лишь год назад сооружение «украсило» Невский район . И, похоже, надолго.

Как писала наша газета, в городском комитете имущественных отношений сообщили, что дебаркадер размещен на основании договора аренды участка набережной, заключенного в 2016 году. Документ действует в течение пяти лет. Официальное назначение участка — «для установки стационарного судна — судно стоечное, плавучий ресторан».

Это притом что в 2007 году в Петербурге при губернаторе Валентине Матвиенко запретили заключать новые договоры на размещение ресторанов-дебаркадеров у набережных в центре города. Некоторые из них даже тогда убрали. Проспект Обуховской Обороны центром Петербурга , может быть, и не назовешь, но он примыкает к нему. А панорама Невы в черте города всегда была охраняемым объектом.

Как пояснял в свое время редакции эксперт в сфере недвижимости и инвестиций Дмитрий Некрестьянов , проспект Обуховской Обороны и берег Невы входят в единую городскую зону регулирования застройки и хозяйственной деятельности. А в таких случаях применяется норма закона, обязывающая согласовывать архитектурный облик дебаркадеров, а также их высоту.

Кроме того, как-то незаметно, чтобы новый объект был особенно востребован жителями Невского района . Удивляет и разруха на набережной в непосредственной близости от него. Почва просела, того и гляди рухнет и сама стенка набережной. Пройти здесь можно только с риском для здоровья, как бы ноги не поломать.

Таких заброшенных уголков в городе еще надо поискать. Тем более причалов или набережных. А набережные Невы одна из визитных карточек города. Однако, судя по провалам вдоль каменной стенки, здесь давно не ступала нога местного чиновника: ремонт назрел давно. Однако у власть имущих чиновников

Невского района и города не доходят руки ни до того, чтобы привести в порядок набережную, ни чтобы отправить рыбу-кит на китобойню.

АрхитектураЧто такое капромантизм? 11 примеров из Петербурга

«Принять капиталистический романтизм значит отказаться от архитектурной ксенофобии»

Мы все видели эти здания. Тонированные стекла. Аляповатые фасады. Башенки. Статуи. Фонтаны. И они никому не нравятся. Нельзя полюбить московские торговые центры у вокзалов, скажет вам почти любой интересующийся архитектурой человек. Или похожий на Щелкунчика петербургский бизнес-центр «Толстой Сквер». Или петербургский же ЖК «Зенит» с домовым храмом, в народе прозванный «Спас-на-диете».

Или все-таки можно? Гуляя по Петербургу, архитектор Даниил Веретенников заметил, что многие из тех зданий, которые обычно принято клеймить за уродство, на самом деле образуют важный архитектурный документ недавно прошедшей эпохи. Все эти башенки, стеклянные фасады и прочее — не про то, что людям хотелось построить уродство. А про внезапно наступившую свободу. И так же внезапно появившиеся деньги.

Читать еще:  Облака ресторан афиша

Поэтому Даниил вместе с урбанистом Гавриилом Малышевым и искусствоведом Александром Семеновым придумали термин капиталистический романтизм (сокращенно капром), обозначающий постройки 1991–2008 годов на постсоветском пространстве. Обычно архитектуру этого периода принято называть постмодернизмом, но авторы термина считают, что постсоветский извод стиля необходимо выделить в самостоятельное явление. Они называют капиталистический романтизм самой толерантной эпохой в истории отечественной архитектуры. Полюбить капром, говорят авторы термина, означает отказаться от ксенофобии.

Сейчас Александр, Даниил и Гавриил изучают капиталистический романтизм (в основном на петербургских и областных примерах), написали для него тезисы, готовят путеводитель и собираются бороться за сохранение памятников капрома, многие из которых входят в список 75 диссонирующих объектов города.

The Village разобрал на составяющие самую толерантную эпоху в российской архитектуре, выбрал 11 самых ярких построек в Петербурге и узнал у идеологов, как полюбить капром, который ненавидят (почти) все.

Текст: Юлия Галкина

Редактор: Лев Левченко

Здание «Макдоналдса» рядом с метро «Василеостровская»

Адрес
Средний проспект В.О., 29А

Архитекторы
В.Е. Жуков, В.Л. Чулкевич; возможно, О.Ю. Привалов

Здание первого в Петербурге «Макдоналдса», по одним данным, спроектировали архитекторы Жуков и Чулкевич (спустя десять лет они станут соавторами другого заметного здания капрома — торгово-офисного центра Regent Hall), по другим — к постройке имеет отношение Олег Привалов. Конкурс на рабочее место в «Макдоналдсе» — зримом символе капитализма — составлял 35 человек.

Идеологи

Даниил Веретенников

архитектор-градопланировщик в бюро MLA+, аспирант кафедры градостроительства СПбГАСУ.

Автор термина «капиталистический романтизм». Сооснователь телеграм-канала «Клизма романтизма».

Словосочетание передает дух эпохи. Прежде ничего было нельзя — и вдруг все стало можно: увеличились палитра строительных материалов и кошельки заказчиков, а их круг расширился. У архитекторов появились огромные возможности.

Александр Семенов

автор книги «Дизайн мебели в СССР», преподаватель Академии Штиглица, создатель телеграм-канала «Русский камамбер».

Эту архитектуру надо сначала полюбить, а уже потом размышлять о ней. Без любви ничего не получится.

Гавриил Малышев

урбанист, архитектор-градопланировщик
в бюро MLA+.

Капиталистический романтизм — это сочетание ностальгии с самоуверенностью: „Мы можем все, у нас есть деньги“.

10 тезисов капиталистического романтизма

Авторы: Александр Семенов, Гавриил Малышев, Даниил Веретенников

1) Архитектура капиталистического романтизма значима в историческом плане. Она признак и свидетель своего времени. Капиталистический романтизм необходимо сохранять.

2) Капиталистический романтизм — важное архитектурное явление. В своей нелюбви к канонам, академизму и модернизму оно доводит постмодернизм до логического конца. Не должно быть таких правил, которые нельзя нарушать.

Все — ложь. Если ты верен каким-то вечным архитектурным принципам, ты не только заблуждаешься, но и упорствуешь в ошибке. Капром знаменует конец постмодернизма.

3) Любые течения, направления, стили приходят к декоративизму. Это действительно и для постмодернизма. Капиталистический романтизм доводит декоративизм постмодернизма до метадекоративизма.

4) Лучший комплимент для архитектуры капиталистического романтизма — «какая же ты стремная!» Главный принцип по-пелевински многозначен: чем хуже, тем лучше. Разумеется, «хуже» с модернистской точки зрения.

5) Капиталистический романтизм наглядно доказывает, что любая идея может быть реализована. Это самое толерантное явление в архитектуре.

6) Постсоветское пространство — логово и источник вдохновения позднего постмодернизма. После развала СССР страны бывшего социалистического лагеря широко открыли двери отступающему постмодернизму. Капиталистический романтизм значим в мировом масштабе.

7) Капром — это народная архитектура. Заказчиком, а значит и основным вдохновителем, становится простой человек — не Проектный институт, не Госплан, не партия, а частное лицо, со своими взглядами на то, что такое красиво. В этом проявляется демократичность периода 1990-х — начала 2000-х.

8) Если советский постмодернизм — это подпольная борьба с маломерностью соцреализма, его интеллектуальной бедностью и неспособностью к самоиронии, то капиталистический романтизм — это результат победы постмодернизма и трансформации его из диссидентского учения в правящую идеологию. После 1991 года на вооружении постмодернизма стоит уже не только художественный аргумент, но и политико-экономический.

9) Эпоха капиталистического романтизма — полноправный эволюционный этап развития российской архитектуры. Завершившись, он оставил после себя неосмысленное наследие, которое продолжает оказывать влияние на творчество современных архитекторов. Эмоциональная сдержанность, унификация выразительных средств в сочетании с как минимум семантической тягой к контекстуализму, возвышение роли материала над формой — признаки, характерные для архитектуры нынешнего десятилетия и столь несвойственные капрому, — свидетельство того, что маятник качнулся в обратную сторону: романтическим эпохам эволюционного пути архитектуры всегда следовала пора отката.

10) Поскольку феномен капиталистического романтизма имеет ярко выраженный социально-экономический генезис, то и окончанием его эпохи можно считать событие не архитектурное, но экономическое. Конец капрома — всемирный финансовый кризис 2008 года. Именно это событие поставило под вопрос непотопляемость машины рыночного капитализма, до сих пор снабжавшей капром идеологическим топливом. Пала вера в освободительную силу капитализма.

На Неве стоит огромный металлический кит. Там должны были открыть ресторан, но больше 10 лет для него не могли найти место ни в Москве, ни в Петербурге

В этом году на Неве вновь появился развлекательный комплекс «Серебряный кит»: плавучий ресторан, сделанный в форме огромной рыбы, пришвартовался в Невском районе, недалеко от парка имени Бабушкина. Сооружение построили десять лет назад: его планировали разместить в Москве, потом — в Петербурге на набережной Лейтенанта Шмидта, но в итоге стоянку не согласовали ни там, ни там.

Читать еще:  La prima ресторан москва официальный сайт

Как кит выглядит внутри, зачем его транспортировали из Москвы в Петербург и как в 2007 году конструкция оказалась перед Летним садом? «Бумага» рассказывает историю удивительного архитектурного объекта.

Как в Москве построили развлекательный комплекс с баром и рестораном и почему не смогли разместить его на Москве-реке

Комплекс «Серебряный кит» (его также называли «Рыба-кит») начали строить в 2001 году в Москве. Над внешним видом объекта работала студия Pole Design архитекторов Владислава Савинкина и Владимира Кузьмина. Заказчиком выступила финансово-промышленная компания ООО «Фарсэй».

Как рассказывает архитектор Андрей Волков, который проектировал внутреннее оформление комплекса, изначально были разные варианты того, как будет выглядеть сооружение, но в итоге заказчики остановились на форме рыбы. Планировалось, что внутри разместится развлекательный комплекс — с рестораном и ночным клубом.

— На Москве-реке в то время было достаточное количество дебаркадеров (стационарных плавучих сооружений — прим. «Бумаги»): ресторанов, гостиниц. Тогда еще существовали казино — у этого объекта [по плану] тоже была такая функция. Но потом по всей стране казино запретили (работу казино и игровых залов за исключением специальных зон запретили в 2009 году, однако закон был принят еще в 2006 году — прим. «Бумаги»). Соответственно, объект был перепрофилирован в развлекательный комплекс на воде. По проекту там был большой банкетный зал, двухъярусный ресторан, бар на верхней палубе.

Поскольку мы все-таки архитекторы-дизайнеры и не специализируемся на речной тематике, для проектирования самого судна была привлечена инжиниринговая компания. По большому счету, объект спроектирован по всем корабельным канонам. Единственное: он не может самостоятельно передвигаться — только с помощью буксиров. Это стационарная плавучая платформа.

Однако установку сооружения на Москве-реке не согласовали. Директор «Фарсэя» Юрий Кавзусь в 2005 году говорил, что причины отказа московских властей компании неизвестны, и отмечал, что тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков «даже хвалился проектом на выставке в Берлине». В середине 2000-х Лужков начал бороться с дебаркадерами в Москве: с реки убирали рестораны, гостиницы и другие плавучие объекты.

Заказчики решили переместить кита с московских верфей в Петербург: как рассказал Волков, тогда еще не до конца готовый объект разобрали на части и по каналам вывезли из Москвы.

Как плавучий комплекс достраивали в Петербурге и что находится внутри кита

В Петербурге строительство продолжили на судостроительном заводе «Северная верфь», который находится на берегу Финского залива, у морского канала. Как в 2005 году писал «Деловой Петербург», стоимость проекта оценивалась около 300 тысяч долларов.

Волков присоединился к проекту, когда начал заниматься интерьерами: работа над внутренним оформлением, по словам архитектора, продолжалась с 2006 по 2008 год.

Здесь кита, рассказывает Волков, пришлось приспособить под Неву: если для высоких московских набережных вход в сооружение планировался через вторую палубу, то в Петербурге попасть внутрь можно было снизу.

— Для меня это был первый объект подобного плана. Благодаря ему я получил колоссальный опыт, потому что там [в оформлении помещений] не было ни одной прямой линии.

Я принял концепцию за данность: я делаю интерьеры внутри кита. Отсюда родилась идея: разные палубы были разными его «внутренностями». На дне — какие-то обломки кораблей, в песках лежат драгоценности, цветут актинии, водоросли. Основной цвет там был синий. Средняя палуба — это внутренняя часть кита: там всё такое красновато-блестящее, с овалами, скруглениями. А в верхней части были кристаллы льда: предполагалось, что это кит, который плавает в северных широтах. Правда, сначала мы сделали кристаллы серебряными, но заказчики попросили сделать их золотыми.

Как «Серебряный кит» швартовался у Летнего сада и что с ним происходит сейчас

На верфи проделывали основные работы: достраивали корпус и внутренние помещения. Однако окончательно оформление должно было быть закончено на месте стоянки, говорит Волков: например, уже после буксировки кита внутри должны были развесить зеркала, светильники и другие хрупкие элементы. По словам архитектора, владельцы согласовывали проект транспортировки с властями — с учетом навигации и развода мостов.

Первоначально установку дебаркадера планировали на набережной Лейтенанта Шмидта, однако город, как писали СМИ в 2013 году, расторг договор с «Фарсэем». Дебаркадер хотели разместить на Выборгской набережной, но там стоянку также не согласовали. В 2007 году сооружение какое-то время даже находилось у Летнего сада: кита пришвартовали, по сообщениям СМИ, прямо к Кутузовской набережной. Вскоре, по словам Волкова, кит вернулся на верфь: по какой причине — ему неизвестно.

В 2007 году в Петербурге запретили заключать новые договоры на размещение подобных объектов на набережных в центре города. А несколькими годами позже с Невы начали убирать и другие плавучие рестораны: например, «Кронверк» на Адмиралтейской и «Европу» на Мытнинской. Предписание покинуть участок выписали и «Забава-бару», который тогда также располагался на Мытнинской. Кафе переместилось на Петроградскую набережную, где его стоянку в 2018 признали незаконной.

— Последний раз я был на объекте, когда готовилась его транспортировка. После неудачной попытки разместить рыбу на одной из набережных она вернулась обратно на верфь. А после этого проект закрыли, и я о нем больше не слышал. Что-то пошло не так, а что именно — мне неизвестно.

Печально, потому что за 10 лет наша концепция, которая, в общем, задорная и хорошая, уже устарела. Но по крайней мере тогда никто такого не делал — да и сейчас не делает. Этот проект для нас самих загадка. Заказчики — смелые люди: они вложили огромное количество денег, а потом не смогли разместить объект ни там, ни здесь. У него какая-то роковая судьба.

Читать еще:  Флорентини ресторан на ленинском проспекте

Я понимаю, что, с одной стороны, объект неоднозначный, а с другой — он именно этим и крут. Потому что и сейчас вызывает кучу дискуссий и эмоций и поэтому интересен. Такой объект вполне может стать одним из символов какой-нибудь зоны Петербурга, который привлекает туристов. Вопрос только в том, что из него делать.

Вновь «Серебряный кит» появился в Петербурге весной 2018 года: плавучий ресторан разместили у набережной вдоль проспекта Обуховской обороны, недалеко от парка имени Бабушкина. Петербуржцы публиковали фотографии кита, называли его НЛО и «морским чудищем» и писали, что выглядит он «футуристично». Попасть сейчас внутрь дебаркадера невозможно: там дежурит охрана.

Как «Бумаге» сообщили в комитете имущественных отношений, договор об аренде этого участка земли — с той же ООО «Фарсэй» — был заключен в 2016 году. По данным «Спарк», сейчас основная деятельность компании — аренда и управление собственным или арендованным недвижимым имуществом.

Срок действия договора — 5 лет. «Цель — установка стационарного судна. Судно стоечное, плавучий ресторан», — пояснили в комитете, однако не уточнили, будет ли сооружение как-то использоваться в ближайшее время. При этом в КИО отметили, что компания получила необходимые согласования органов власти, включая КГИОП и УФАС, после чего заявку одобрили.

В КГИОП, в свою очередь, «Бумаге» ответили, что участок, на котором швартуется кит, расположен вне границ зон охраны объектов культурного наследия. Поэтому ограничения охранного законодательства на него не распространяются.

К нам вернулась рыба–кит. Ресторан «Серебряный кит» приплыл из Москвы в Петербург

У парка им. Бабушкина в Невском районе пришвартован плавучий ресторан в виде огромного млекопитающего.

В комитете имущественных отношений (КИО) сообщили, что объект может находиться в акватории на законных основаниях до 2021 года. Плавучий развлекательный комплекс площадью свыше 2500 м2 и высотой 17 м построен в 2001 году московской компанией по проекту московских архитекторов Владислава Савинкина и Владимира Кузьмина. Комплекс под названием «Серебряный кит» включает банкетный и фуршетный залы, двухуровневое пространство дискотеки и ресторан-бар с панорамным видом, а также комнаты отдыха для посетителей.

Aurora Group поможет. Петербургу создадут проект на 300 млрд рублей с подводным рестораном и яхт-клубом

Пришвартовался на 5 лет

По данным КИО, дебаркадер размещен на основании договора аренды участка набережной от 2016 года сроком на 5 лет под размещение плавучего ресторана. Надел площадью 233 м2 и длиной более 80 м находится недалеко от парка «Куракина Дача».

«Участок набережной под размещение дебаркадера передан в аренду по результатам соответствующих согласований от КГИОП, на основании решения УФАС. Договор аренды заключен с ООО «Фарсэй», — сообщили «ДП» в пресс–службе ведомства.

По данным www.kartoteka.ru, компанией на 80% владеет семья Ашуровых и на 20% — Октай Бабаев. Бизнесмены участвуют и в других ресторанных проектах, но, видимо, не очень успешно: убыток компании в 2016 году составил 11,7 млн рублей.

Изначально «рыба–кит» проектировалась для Москвы, но московские власти отказали «Фарсэю» в швартовке комплекса, и компания пролоббировала его размещение в более просторной акватории Невы. В 2005 году он должен был пришвартоваться на набережной Лейтенанта Шмидта. Но эта зона охраняется ЮНЕСКО, и ставить его там не разрешили. В 2007 году «рыбу» пригнали к Летнему саду, чем вызвали нервную реакцию общественности и дирекции парка. Позже его хотели разместить на Выборгской набережной, между Гренадерским и Головинским мостами, но и эта идея не прижилась.

Идея ежедневно наблюдать кита в привычном ландшафте понравилась далеко не всем. Жители обратились к депутату Сергею Трохманенко. Тот задался вопросом об организации водоснабжения и водоотведения в плавучем ресторане. Людей также волнует вопрос парковки и обеспечения правопорядка на набережной. Последние несколько лет «кит» находился на вынужденной стоянке на территории ОАО «Коммерческий центр «Транспортлес» в Лесной гавани Финского залива.

Рестораны на один день. Петербургский общепит пополнится новым форматом

Хватит и «Забавы»

Идея зарабатывать на водном пространстве не нова. Впервые плавучий объект был представлен в Петербурге весной 1997 года. Инвестор, французская компания River Espace, планировала разместить на набережных в историческом центре 14 дебаркадеров. Проект остался на бумаге, но горожан постепенно приучили к мысли, что набережные можно и должно занимать коммерческими объектами.

Сегодня в городе официально работает 10 плавучих ресторанов, еще три недавно были закрыты. Среди наиболее знаковых: «Летучий Голландец», «Чайка» (на набережной Мартынова), «Волга–Волга» (теплоход Ginza Project) и «Благодать» (на борту фрегата у Троицкого моста).

Самая долгая и скандальная история в городе связана с плавучим объектом «Забава–бар». История противостояния хозяев этого плавучего ресторана и Смольного, пытающегося убрать корабль из города, тянется с 2010 года. По последнему решению арбитража до 17 июля судно должно было освободить Петроградскую набережную. Основанием стал иск к владельцам корабля от «Мостотреста», за которым этот участок закреплен на праве оперативного управления. На участке запрещено размещение объектов, не относящихся к элементам набережной, коими являлись коммуникации «Забавы–бара».

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector